Амнистия широкая 2013 г

Широкая амнистия не для всех

Амнистия широкая 2013 г

Мы прочитали проект, который на этой неделе должен лечь на стол президента, и можем предположить, коснется ли амнистия фигурантов «политических» и резонансных дел

Процесс подготовки амнистии к 20-летию Конституции перешел из фазы обсуждения в фазу работы над конкретными документами.

В соответствии с указом Владимира Путина проект постановления Государственной думы (именно она, по Конституции, объявляет амнистию) был подготовлен Советом по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ.

В пятницу члены совета обсудили документ, во вторник, как планируется, он будет представлен президенту.

Исторически амнистии в РФ либо были привязаны к конкретным событиям (например, к политическому кризису 1993 года, первой и второй чеченским войнам) и распространялись преимущественно на их участников, либо были широкими.

Нынешняя амнистия изначально задумывалась как широкая, однако о ней неизменно говорили в контексте осужденных и обвиняемых по политическим делам. Так, президент заявил, что «не исключает» амнистии фигурантам «болотного дела».

На прошлой неделе группа правозащитников и деятелей культуры призвала включить в проект амнистии «узников болотной», активистов Greenpeace с судна Arctic Sunrise и лиц, совершивших экономические преступления, но не попавших под еще продолжающуюся «экономическую» амнистию.

(Первоначально речь шла о том, что под нее попадут около 110 тысяч человек, но в реальности их число едва перевалило за тысячу).

Нам удалось ознакомиться с проектом амнистии, обсуждавшимся на СПЧ в пятницу. Мы не будем его публиковать до того, как он ляжет на стол президента, руководствуясь принципом «не навреди». Амнистия, даже в искаженном и усеченном виде, — это акт гуманизма, а его нашей стране остро не хватает.

Но можно сказать, что авторы проекта максимально дистанцировались от любой политической конъюнктуры.

В отличие, например, от проекта, подготовленного Координационным советом оппозиции, где прямо указана необходимость амнистии для всех, кто участвовал (с той или иной стороны) в событиях на Болотной площади 6 мая 2012 года, СПЧ не привязывается ни к конкретным «историческим» обстоятельствам, ни к уголовным статьям.

Предпосылками для амнистирования выступают личные данные осужденных, подсудимых и обвиняемых (пол, возраст, наличие детей, инвалидности, судимости), сроки, на которые они осуждены или могут быть осуждены, а также характер преступления (было ли оно насильственным или нет, умышленным или нет, повлекло ли необратимые последствия или нет). Кроме того, существует весьма объемный «черный список» статей УК, по которым амнистия либо невозможна в принципе, либо может быть сведена к сокращению сроков наказания, но не к автоматическому освобождению.

Позиция СПЧ состоит в том, что амнистия должна быть максимально широкой и может коснуться до четверти всех осужденных в стране (более 170 тысяч человек). В этом контексте при подготовке проекта постановления не учитывались какие-либо персоналии.

Но в то же время, очевидно, существует общественный запрос: люди хотят знать, есть ли шанс применения амнистии к фигурантам резонансных дел, в первую очередь — политических.

Попробуем ответить на этот запрос, помня, что проект постановления может быть существенно скорректирован и до того, как попадет на стол к президенту, и после.

Итак, Надежда Толоконникова и Мария Алехина имеют шанс выйти на свободу сразу по нескольким основаниям.

Среди фигурантов «болотного дела» от уголовного преследования могут быть освобождены Мария Баронова (имеет несовершеннолетнего ребенка), Елена Кохтарева (женщина старше 50 лет) и Константин Лебедев (осужден на срок менее трех лет).

У прочих участников «массовых беспорядков» шанс есть только в том случае, если суд назначит им наказание менее трех лет лишения свободы. Иначе им придется рассчитывать только на сокращение срока наказания.

Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев, как предполагаемые организаторы, в случае обвинительного приговора получат не менее четырех лет, если, конечно, суд не сочтет возможным назначить им наказание ниже низшего предела.

Михаил Косенко, как инвалид II группы, мог бы быть амнистирован независимо от срока, но, поскольку он признан невменяемым и отправлен на принудительное лечение, он не считается осужденным и амнистия на него не распространяется.

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев отбыли три четверти срока свыше десяти лет, но они были осуждены дважды.

Алексей НавальныйиПетр Офицеров могут быть освобождены от наказания только в том случае, если сроки наказания будут снижены до трех лет и ниже. По вынесенному, но пока не вступившему в силу приговору амнистия на них распространяется только в части снижения срока наказания.

Активисты Greenpeace в этой редакции не могут рассчитывать на амнистию, поскольку статья 227 УК РФ («Пиратство») занесена авторами проекта в черный список.

Илья Фарбер может оказаться на свободе в том случае, если по ходатайству прокурора суд решит снизить ему наказание с 7 до 5 лет лишения свободы. Тогда в соответствии с проектом амнистии срок отбываемого наказания должен быть снижен в половину, а Фарбер находится в заключении уже более двух с половиной лет.

Источник: https://novayagazeta.ru/inquests/60438.html

Узкая «широкая» амнистия

Амнистия широкая 2013 г

Еще в школе мы проходили, что государство – орудие классовых интересов и не бывает права вообще, а право – выраженная на бумаге воля господствующего класса.

Такие невеселые мысли посетили меня, когда я прочитал в «Российской газете» Постановление «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации».

Думаю, не будет преувеличением сказать, что долгожданная «широкая» амнистия, принятая Государственной думой 18 декабря к 20-летию действующей Конституции, разочаровала многих.

Нет, мы не будем идеализировать нынешнюю Конституцию. Мы прекрасно помним, как принималась эта Конституция после танкового расстрела парламента и Дома Советов.

Да и сам текст никто не идеализирует – в школьном курсе истории такие конституции назывались «реакционными» – социальные, самые главные, права были сильно урезаны, а перекос был сделан в пользу так называемых политических прав, на практике в основном чисто декларативных.

Например, многие люди удивляются, что в действующей Конституции нет права на труд. Сказано просто, что «труд свободен» (ст.37 Конституции). Нет и права на полное среднее образование.

Крайне урезаны полномочия парламента и вообще представительных органов всех уровней, зато так возвышена президентская власть, что мы на кафедре конституционного права МГУ, где я учился, когда принимали Конституцию, обсуждая принцип разделения властей, выделяли президентскую власть из трех общепринятых (законодательная, исполнительная и судебная) в некую четвертую, стоящую над всеми.

Но тем не менее 20-летие Конституции бывает не так часто, поэтому к нему ждали большую и масштабную амнистию. Был подготовлен целый ряд проектов, в том числе депутатами от КПРФ, Советом по правам человека при президенте РФ. Ожидалось, что амнистия в той или иной степени затронет 100 000 человек.

Однако этого не произошло. В русской и советской традиции амнистии выходили довольно часто и были весьма широкими. Случались амнистии и после разрушения СССР. Но в начале 2000-х годов случился какой-то сбой и амнистии стали выходить редко и затрагивать узкий круг лиц.

Такой оказалась и амнистия к 20-летию Конституции. Самое поразительное, что она вообще не затронула широкий круг заключенных.

По тексту Постановления об амнистии, будут освобождены от наказания осужденные к лишению свободы на срок до пяти лет включительно за преступления, совершенные в возрасте до 16 лет; осужденные к лишению свободы на срок до пяти лет включительно за преступления, совершенные в возрасте от 16 до 18 лет, и ранее не отбывавшие наказание в воспитательных колониях; осужденные к лишению свободы на срок свыше пяти лет за умышленные преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, отбывшие не менее половины назначенного срока наказания.

Кроме того, будут освобождены от наказания осужденные к лишению свободы на срок до пяти лет включительно и ранее не отбывавшие наказание в исправительных учреждениях:

– женщины, имеющие несовершеннолетних детей;

– беременные женщин;

– женщины старше 55 лет;

– мужчины старше 60 лет;

– лица, принимавшие участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС;

– военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и иные лица, принимавшие участие в боевых действиях либо в действиях по защите Отечества;

– инвалиды I и II группы.

Также предлагалось освободить от наказания лиц, осужденных за преступления, предусмотренные частями второй и третьей статьи 212 (участие и призывы к массовым беспорядкам), статьей 213 (хулиганство) и частью первой статьи 264 (нарушение правил дорожного движения, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью) Уголовного кодекса Российской Федерации.

Пунктом 6 Постановления об амнистии также в отношении всех вышеперечисленных лиц прекращались дела на следствии или еще не завершенные в суде. Вокруг этого пункта развернулась борьба – первоначально предлагалось не прекращать дела в отношении лиц, привлекаемых по статье 212 и статье 213, а только лишь освободить их от наказания после приговора.

Однако усилиями депутатов, в первую очередь от КПРФ, была внесена поправка, в соответствии с которой дела прекращались немедленно после вынесения Постановления об амнистии. Это позволило прекратить дела в отношении четырех человек из 12, проходящих по «болотному делу» событий 6 мая 2012 г. на Болотной площади в Москве, суд над ними идет уже 7 месяцев.

Были прекращены дела и в отношении участников акции Гринпис.

Как видим, амнистия получилась очень даже не широкой. Абсолютное большинство обычных заключенных – а это на 90 процентов молодые и среднего возраста мужчины – под нее не попадают. А те категории, которые указаны в амнистии, и так в общем-то редко подвергаются наказаниям в виде лишения свободы. То есть тех, кому амнистия нужнее всего, она не коснется.

Но и это еще далеко не все. В пункте 10 Постановления приводится большой перечень статей Уголовного кодекса, на которые амнистия не распространяется, даже если вы беременная женщина или инвалид.

И если, например, с исключением из амнистии статьи 105 (убийство) можно и согласиться, то почему нельзя освободить от наказания осужденных по статье 282/2 УК РФ «Участие в деятельности запрещенной организации», по которой были осуждены больше десятка нацболов за членство в запрещенной НБП? Или еще целый ряд нетяжких статей, по которым люди были осуждены за слова. Амнистия не распространяется на ранее судимых и на ранее освобождавшихся по амнистии.

В соответствии с пунктом 11 амнистия не распространяется на осужденных, злостно нарушающих установленный порядок отбывания наказания. К ним относятся, например, осужденные, которые в течение одного года два и более раза подвергались взысканиям в виде водворения в дисциплинарный или штрафной изолятор. Увы, на практике заработать такого рода взыскания очень легко.

Но и это еще не все.

К Постановлению об амнистии Государственной думой принято Постановление «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации», еще более сужающее круг осужденных, подсудимых и обвиняемых, на которых амнистия распространяется.

В пункте 7 этого документа указано, что постановление об амнистии не применяется в отношении осужденных по совокупности преступлений, если одно из преступлений предусмотрено статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, указанными в пункте 10 Постановления об амнистии. То есть если у вас две статьи, одна из которых попадает под амнистию, а вторая нет, не попадут обе.

Таким образом, «широкомасштабная» амнистия сократилась, по оценкам официальных экспертов, до примерно 25 000 человек, кого она коснется. А если проанализировать это странное выражение «амнистия коснется», то окажется на практике, как указывают независимые эксперты, что реально она может повлиять на судьбу 2500–3000 лиц, осужденных или привлекаемых к уголовной ответственности.

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ, г. Электросталь, Московская обл.

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ

Источник: http://www.sovross.ru/articles/1010/17237

Коридор милосердия

Амнистия широкая 2013 г

Резкая критика несколькими членами СПЧ проекта амнистии, подготовленного для президента двумя комиссиями этой же структуры, объясняется вовсе не отдельными недочетами проекта, а самим его духом.

Намерения освободить террористов или содержателей наркопритонов, якобы просочившиеся в этот проект, на самом деле в нем отсутствуют. А если такого рода изъятия из амнистии даже и прописаны там с недостаточной категоричностью, то их легко можно довести до блеска путем несложной правки. Как это часто бывает, о подлинных причинах недовольства как раз не говорят.

Критически настроенное меньшинство внутри СПЧ сложилось вовсе не случайным образом. Это как раз те члены Совета по правам человека, мнение которых обычно с высокой точностью совпадает с мнением властей в целом и силовых структур в частности. А теперь зададим несложный вопрос.

Кому в этих структурах могут понравиться такие, к примеру, обоснования амнистии: «Амнистия представляет собой… реакцию на несовершенства правоохранительной системы и неудачи в сфере уголовной политики… неэкономное, социально необоснованное расширение сферы применения уголовной репрессии, неистребимый обвинительный уклон в деятельности органов следствия и судов, низкий, граничащий с правовым нигилизмом уровень профессионального правосознания и гражданского самосознания работников правоохранительных органов…»?

Порадует ли такое обоснование МВД? Генпрокуратуру? Следственный комитет? Другие влиятельные или очень влиятельные структуры и лица?

А ведь из песни, то есть из проекта амнистии, этих слов не выкинешь. Именно они подводят базу под чрезвычайно широкие предложения, согласно которым свободу или снятие наказаний должны получить, по некоторым оценкам, до 400 тыс. человек, в том числе осужденные и обвиняемые по делам с политическим подтекстом, от феминисток из Pussy Riot до жертв «болотного дела».

Оценим масштаб этих предложений. По подсчетам ФСИН, на начало этого месяца в заключении находились больше 680 тыс. человек, включая 113 тыс.

в следственных изоляторах, где они отбывают весьма суровое наказание, даже еще и не будучи осуждены, то есть формально считаясь невиновными. И сверх того, 459 тыс.

человек состоят на учете в качестве приговоренных к наказаниям, не связанным с лишением свободы, а значит, при любой промашке или просто по усмотрению властей могут в любой момент присоединиться к основному контингенту заключенных.

И вот пусть и не половину, но очень значительную долю из всех вышеперечисленных предлагается амнистировать: «Совет полагает, что амнистия должна предусматривать смягчение отрицательных правовых последствий осуждения для всех лиц, привлеченных к ответственности за совершение деяний ненасильственного характера, которые не повлекли причинение тяжкого необратимого ущерба для жизни и здоровья людей… Предусматривается освобождение от наказания осужденных, которые нуждаются в большей социальной поддержке, — это несовершеннолетние, женщины, пенсионеры, инвалиды, участники боевых действий, неизлечимо больные… Должны полностью освобождаться впервые совершившие преступление, которым назначено наказание до трех лет лишения свободы, и осужденные за неосторожные преступления на срок до пяти лет лишения свободы включительно».

В нашей стране имела место всего одна амнистия сходного масштаба и основанная на похожих подходах.

«Предлагается принять указ об амнистии… Освободить осужденных на срок до пяти лет; осужденных, независимо от срока наказания, за должностные и хозяйственные… преступления; а также женщин, имеющих детей до 10 лет, и беременных женщин; несовершеннолетних в возрасте до 18 лет; пожилых мужчин и женщин…» Эти предложения, сформулированные МВД СССР в марте 1953 года, согласованные с Минюстом СССР и генпрокурором СССР и затем единогласно утвержденные тогдашним политическим руководством, дали свободу примерно 1,2 млн человек из 2,5 млн узников тогдашнего ГУЛАГа.

За этой амнистией, принципы которой довольно близки к установкам проекта СПЧ, тянется дурная слава — она якобы дала волю убийцам и бандитам, хотя в действительности они как раз из нее исключались.

Часть освобожденных и в самом деле были мелко- и среднекалиберными преступниками или, чаще, людьми, которые стали таковыми в лагерях. Но подавляющее число амнистированных никакой общественной угрозы не представляли и были осуждены по пустяковым или ложным обвинениям.

Их освобождение стало не только человечным, но и дальновидным государственным актом.

Тогдашние руководители страны, пускай и смутно, осознавали, что начинается новая политическая эпоха, а значит, понадобится и принципиально новая политика во всех сферах.

В том числе и обновленные понятия о справедливости, правозаконности и гуманности. Не стоит преувеличивать последовательность тогдашних мер, принятых в этих направлениях, но их контраст с прошлым был огромен.

Под прежней эпохой действительно подвели черту.

И вот сейчас Совет по правам человека, официально работающий по поручениям президента Путина и являющийся поэтому для государственной администрации структурой скорее внутренней, чем внешней, предлагает «подвести черту под уходящими в прошлое… противостояниями, способствовать достижению правового мира, снять напряжение в обществе, порождаемое недоверием к правоохранительным и судебным органам». Но как-то не видно нынче признаков того, что круги, задающие сейчас тон наверху, и в самом деле готовы подвести эту черту. Или эти признаки очень хорошо замаскированы.

Планируемая амнистия к 20-летию Конституции не первая в этом году.

Прошедшей весной амнистия по экономическим делам, в первоначальном своем варианте довольно-таки массовая, энергично лоббировалась бизнес-омбудсменом Борисом Титовым, тоже лицом вполне официальным и околопрезидентским. И тогда тоже гадали, скольких десятков тысяч людей коснется милосердие и дотянется ли оно, к примеру, до Ходорковского и Лебедева.

Летом эта амнистия была провозглашена и по состоянию на 30 сентября применена к 1021 человеку, причем счет реально отбывавших сроки и вышедших на свободу идет только на сотни. Таков пока что реальный результат всех призывов к гуманности и здравому смыслу. Обращаться с ними наверх вполне дозволено, но исполняются они лишь на сотую долю, а может, и того меньше.

Ничто не мешает надеяться, что новая амнистия окажется совсем другой — великодушной, широкой и по-настоящему меняющей общественный климат. Но буквально все сегодняшние приметы наводят на другие предположения. Годовщина Конституции, и в особенности близость Олимпиады, почти обязывает Кремль сделать какой-то гуманный жест. Но коридор милосердия может оказаться довольно узким.

Источник: https://www.gazeta.ru/comments/2013/10/18_e_5714317.shtml

Широкая амнистия 2015 года уже готовится

Амнистия широкая 2013 г

Депутаты Госдумы в честь 70-летия Победы предлагают освободить в том числе бизнесменов

Екатерина Трифонова  Корреспондент отдела политики “Независимой газеты”

Вчера Конституционный суд постановил, что российские суды обязаны принимать жалобы на отказ в амнистии и рассматривать их по существу. Как стало известно «НГ», в Госдуме идет работа по подготовке широкой амнистии на 9 мая 2015 года, частью которой должно стать освобождение многих «экономических» заключенных.

Вчера Конституционный суд (КС) пришел к выводу, что суды в любом случае обязаны принимать жалобы осужденных на отказ в амнистии и рассматривать их по существу. В его постановлении отмечается, что действительно порядок обжалования решения администрации СИЗО об отказе в применении амнистии не прописан ни в законах, ни в решениях Госдумы об объявлении амнистии. 

Стоит отметить, что КС вынес свой вердикт на основании иска по конкретному делу, когда гражданину, находящемуся в СИЗО за экономическое преступление, освобождение не было дано, а он этого нигде даже оспорить не смог.

Различные фракции Госдумы, по информации «НГ», сейчас готовят  предложения о проведении в стране новой «экономической амнистии».

Ее планируется устроить в рамках более широкого акта государственного милосердия, приуроченного к празднованию 9 мая 2015 года 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Есть задумка выпустить из мест заключения пенсионеров и инвалидов, женщин, военнослужащих и даже мигрантов. Однако к предпринимателям проявлено особое внимание. 

Как выяснила «НГ», думцы остались недовольны итогами амнистии для бизнесменов, стартовавшей в июле 2013-го и завершившейся в январе 2014 года, и теперь намерены провести серьезную работу над ошибками. «На свободу вышли единицы, около 2,3 тыс. человек.

Между тем тюрьмы остаются заполненными в том числе бизнесменами», – заявил «НГ» первый зампред фракции «Справедливая Россия» Михаил Емельянов. Депутат уверен: причина неудачи в том, что амнистировали только тех, кто был осужден впервые и кто был готов пойти на возмещение ущерба. Причем компенсировать его нужно было до конца 2013 года.

«Это очень узкие рамки, а под возмещением ущерба понимались нереальные суммы, которые за такой срок не каждый сумел бы выплатить», – подчеркнул Емельянов.

По его словам, действие амнистии нужно распространить на большинство экономических статей, причем без ограничительных оговорок: «Например, по статье 159 о мошенничестве, за которое сегодня незаконно осуждены многие предприниматели, также по статье 204 о коммерческом подкупе и еще по целому ряду «сырых» статей о неуплате налогов, позволяющих бросать людей за решетку».

ЛДПР же решила предложить заключенным четкий компромисс – свобода в обмен на нажитое имущество. «Сегодня у нас сидит масса чиновников, пытавшихся разжиться за счет госбюджета. Они таким образом грабили налогоплательщиков.

И почему теперь эти же самые налогоплательщики должны оплачивать их содержание за решеткой?» – возмутился депутат Госдумы Роман Худяков (ЛДПР). По его словам, право на амнистию должно быть у всех.

Но если именно такие люди хотят выйти на свободу, они должны не только возместить материальный ущерб, «но и отдать в пользу государства все свое движимое и недвижимое имущество». В том числе оформленное на родственников.

Худяков говорит, что условие амнистии его партия намерена отстаивать: ведь несправедливо, когда преступник, отсидев, как правило, незначительный срок, возвращается к украденным миллиардам.

В КПРФ согласны с тем, что новую амнистию нужно значительно расширить. По словам главы юридической службы КПРФ Вадима Соловьева, освободить в первую очередь нужно лиц, которые выводили деньги в офшоры. По его мнению, это можно использовать для пополнения госбюджета.

«Надо поставить перед ними условие: дела будут закрыты, только если они выплатят все налоги. Нужно учиться на опыте – тогда госказна не смогла покрыть убытки с офшоров, к нам вернулись копейки».

Осужденные по ряду других экономических статей требуют сегодня особого внимания, утверждает коммунист, так как многие из них стали жертвами рейдерских захватов: «Когда в регионах меняется власть, новое руководство старается протолкнуть в разные сферы своих людей, избавляясь от старых кадров. В эту молотилку чаще всего и попадают бизнесмены».

Соловьев отметил, что вина за подобные случаи, в частности, лежит на бизнес-омбудсмене Борисе Титове: «Он уделяет мало внимания развитию малого и среднего бизнеса.

В то время как рейдерские захваты все чаще происходят с участием правоохранителей». Это бьет и по экономике России, говорит депутат.

Сегодня, по его словам, малый бизнес дает всего около 10% ВВП, в то время как в Китае эта цифра достигает 60%, по Европе она варьируется в пределах 30–40%. 

Между тем Борис Титов и сам недоволен прошлой амнистией: ее итоги, по его мнению, были не столь обширны, как ожидалось.

Поэтому в феврале он предложил ее продлить, отметив, что это позволит освободить еще как минимум 1000 человек.

Титов утверждал, что несправедливо распространять амнистию только на тех, кто успел погасить ущерб до конца 2013 года. Но в Госдуме тогда его аргументы не поддержали.

Напомним, что хотя объявление амнистии по Конституции и является исключительным полномочием нижней палаты парламента, практика сложилась так, что без одобрения президента соответствующие постановления не принимаются. В последнее время Владимир Путин выступает и их формальным инициатором.

По данным «НГ», нынешняя подготовка к широкой амнистии в честь 70-летия Победы – это не самостоятельные действия думских фракций, а выполнение поручения главы государства.

Различные думские источники в один голос уверяют, что распоряжения подумать над кругом потенциально амнистируемых были даны на последних встречах Путина с лидерами парламентских партий.

Насколько акт амнистии важен  не только для осужденных, но и для всего российского общества рассуждает Валентин Данилов – ученый-физик, бывший директор теплофизического центра в Красноярске.

В 2001 году арестован по подозрению в разглашении государственной тайны, в 2004 году приговорен к 14 годам колонии строгого режима. Условно-досрочно освобожден в 2012 году.

Дело Данилова было одним из наиболее громких процессов над учеными и проходило, как считают правозащитники, с серьезными нарушениями процессуального кодекса.

* * *

Ранги подаяния

http://www.svoboda.org/content/article/26528858.html    20.08.2014 16:30 

Валентин Данилов

На “Дожде” в программе Hard Day's Night было интервью с Эллой Памфиловой. Прозвучало: Панфилова не согласна с тем, как была проведена “юбилейная” амнистия в 2010 году.

В следующем, 2015 году – снова памятная дата Дня Победы, опять будет амнистия.

Можно начинать обсуждение, в каком формате должна пройти эта амнистия, чтобы это действительно оказалось актом милосердия, приуроченным к важной дате в истории России.

Согласно закону, наказание в отношении совершившего преступление может быть облегчено не только соответствующей судебной инстанцией путем изменения приговора, но и Государственной думой в виде амнистии, а также президентом РФ в виде помилования отдельных осужденных, обратившихся к нему с такой просьбой. Если пересмотр приговора в судебной инстанции основывается только на юридических основаниях, то амнистия или помилование являются актами милосердия и поэтому не должны быть связаны с деталями уголовных дел.

Характерной чертой амнистий последнего времени является то, что они не затрагивают всех осужденных. Сам по себе этот факт удивительный, так как он противоречит смыслу амнистии как акта милосердия

​​Характерной чертой амнистий последнего времени является то, что они не затрагивают всех осужденных. Сам по себе этот факт удивительный, так как он противоречит смыслу амнистии как акта милосердия.

Проявление милосердия призвано способствовать улучшению и смягчению нравов в обществе, именно для этого в законе и предусмотрена амнистия, а в части 3 статьи 50 Конституции РФ говорится: “Каждый осужденный имеет право… просить о помиловании или смягчении наказания”.

Из этой нормы следует, что милосердие применимо ко всем осужденным без исключения. И это правильно. Не зря милосердие считается одной из важнейших христианских добродетелей: “Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут”.

Отсюда вывод: для всех осужденных подход (милостыня) должен быть одинаковым. В противном случае это не милосердие, а что-то другое, для большинства – с оскорбительным подтекстом.

Вместо благости и смягчения нравов – унижение и озлобление. Дифференцированная по категориям амнистия – это как у церкви ранжирование подаяния: хромым по 10 рублей, слепым по 20, а рыжим вообще не подавать.

Всем поровну – это справедливо.

Идеальный вариант амнистии – снизить срок наказания всем осужденным на один год. Просто, понятно и справедливо. Такой вариант амнистии действительно будет справедливым актом милосердия.

Для тех, кто осужден пожизненно, срок наказания на год не уменьшить, для них будет действовать норма “плюс один год к фактически отбытому сроку”.

Нужно иметь в виду, что, согласно закону, после отбытия 25 лет заключения приговоренный к пожизненному сроку может подать ходатайство об условно-досрочном освобождении или смягчении наказания. Поэтому и для него “плюс один год” – это очень существенно.

Как объяснить депутатам Госдумы, что такое амнистия и почему милосердие не может быть выборочным? Мне кажется, что это не так уж и безнадежно, поскольку сейчас даже фракция КПРФ, наследница партии воинствующего атеизма, подчеркивает свою приверженность православию и христианским добродетелям. Конечно, будут возражения по поводу такого кардинального изменения подхода к амнистии.

Скажут: как можно смягчать наказание в отношении убийц, насильников, наркоторговцев? Но все дело в том, что одно дело – месть за совершенное преступление, а совсем другое – милосердие для предотвращения новых преступлений и смягчения нравов. Верно, что не для всех осужденных такая мера воздействия сработает, но делать это все равно нужно, поскольку это необходимо обществу в целом.

Валентин Данилов – ученый-физик, бывший директор теплофизического центра в Красноярске.

В 2001 году арестован по подозрению в разглашении государственной тайны, в 2004 году приговорен к 14 годам колонии строгого режима. Условно-досрочно освобожден в 2012 году.

Дело Данилова было одним из наиболее громких процессов над учеными и проходило, как считают правозащитники, с серьезными нарушениями процессуального кодекса

* * *

Амнистия

http://www.svoboda.org/content/article/26528858.html 09.12.2013 11:29 

Валентин Данилов

Чем ближе 12 декабря, день 20-летия Конституции РФ, тем сильнее закручивается интрига по поводу амнистии в честь этой знаменательной даты. Различные персоны делают глубокомысленные высказывания о том, кого может коснуться акт амнистии, а кто останется обделенным этой милостью.

Уважаемые дамы и господа, члены Федерального Собрания Российской Федерации! Прежде чем обсуждать детали закона об амнистии 2013 года, вдумайтесь, пожалуйста, в смысл того, что есть такое само понятие амнистия. Амнистия – это акт милосердия. Практически во всех религиях издавна поощряется проявление милосердия со стороны власть имущих.

“Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут” (Мф.5:7). А если это так, то, помилуйте, на каком основании вы с тщательностью, достойной лучшего применения, начинаете сортировать возможных получателей этой амнистии по каким-то признакам?У меня сразу возникает аналогия с нищими у храмов. Вы идете вдоль этого ряда и выбираете: этому дам милостыню, а этому вот не дам.

Это совершенно ​​абсурдная ситуация, такого не может быть, если речь идет о милосердии: милосердие потому и милосердие, что оно относится ко всем без исключения. Если есть выборка, какие-то ограничения на персональные данные, то это не акт милосердия, это должно называться как-то по-другому. Более того, очевидно, что этот акт должен быть одинаковым для всех осужденных.

Снова по аналогии с подаянием стоящим на паперти: каждому пусть немного, по копеечке, но по справедливости – всем поровну. А так, как это у нас принято: одному свобода, другому хрен на палочке – ничего кроме озлобления, вместо смягчения нравов, такая амнистия не принесет.

На мой взгляд, есть простая и справедливая форма амнистии: всем осужденным снижается срок наказания на один год (365 суток). По какой статье УК РФ, и на какой срок осужден человек, не имеет значения для получения этой милости со стороны государства по представлению Федерального Собрания РФ.

Вы скажете: какое значение имеет это снижение срока на 1 год для тех, у кого срок, назначенный судом, 10, 15 лет или, вообще, пожизненное лишение свободы?Очень даже большое, я говорю это с полным знанием предмета, поскольку сам провел в этих местах почти 10 лет и знаю цену даже небольшой части срока, сокращающей время выхода на свободу.

В отношении почти всех осужденных и так нарушается закон о порядке отбывания наказания, я имею в виду перевод из исправительных колоний в колонии-поселения с более мягким режимом содержания, равно как и условно-досрочное освобождение по отбытии части срока, так еще их обделяют и с подаянием в честь праздника.Нет, не помилованы будут те, кто не милостивы.

Валентин Данилов – ученый-физик, бывший директор теплофизического центра в Красноярске.

В 2001 году арестован по подозрению в разглашении государственной тайны, в 2004 году приговорен к 14 годам колонии строгого режима. Условно-досрочно освобожден в 2012 году.

Дело Данилова было одним из наиболее громких процессов над учеными и проходило, как считают правозащитники, с серьезными нарушениями процессуального кодекса.

http://www.svoboda.org/content/article/25192245.html

Источник: http://www.prison.org/content/shirokaya-amnistiya-2015-goda-uzhe-gotovitsya

Какой должна быть амнистия к 20-летию Конституции РФ?

Амнистия широкая 2013 г

Владимир Кара-Мурза: В эти минуты президиум Совета по правам человека при президенте Путине обсуждает варианты амнистии к 20-летию Конституции.

Как мы помним, во время Валдайского форума глава государства дал обещание аудитории реализовать эту амнистию, а затем дал поручение Совету при президенте и Михаилу Федотову подготовить ее варианты.

О том, какой должна быть амнистия к 20-летию Конституции РФ, мы беседуем с лидером движения “За права человека” Львом Пономаревым и главой правозащитной фракции партии “Яблоко” Валерием Борщёвым.

Лев Александрович, как по-вашему, какова должна быть структура и механизм амнистии, которую президент намеревается подписать к 20-летию Конституции?

Лев Пономарев: Во-первых, надо сказать, что о широкой амнистии разговор идет довольно давно. К очередной годовщине победы в Великой Отечественной войне тоже собирались делать эту амнистию.

Причем, именно “Единая Россия” говорила публично об этом долго, а потом вдруг – раз! – и все это исчезло.

Видно, что власть колеблется дать большую амнистию и, видимо, боится общественного мнения, – а вдруг она потеряет в общественном мнении, когда будет много преступников и т. д.

Конечно, амнистия нужна. Если учесть ситуацию в наших лагерях, где люди не просто лишены свободы, как по закону полагается, а постоянно подвергаются пыточному содержанию, если учесть, что у нас 20-30% – невинно осужденные люди, то, конечно, амнистия просто крайне нужна. Ясно, что это должны быть стандартные статьи, прежде всего, а именно – за мелкие кражи и т. д. Важно не освобождать людей, которые совершали преступления против личности, т. е. насилие, педофилия и т. д. Все это тщательно прописывается в документах. Для нас, правозащитников, важно, чтобы там появились нестандартные категории, которые очень часто связаны с преследованием по политическим мотивам. Нам говорят, что нет такой статьи, чтобы сажали по политическим мотивам. Поэтому это все уголовники, но специфические.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Васильевич, может быть, президент опасается, что на свободу выйдут фигуранты дела ЮКОСа или Pussy Riot?

Валерий Борщёв: Я считаю, что надо широкую амнистию, не надо ограничиваться только средней тяжести или небольшой тяжести преступлениями – до 5 лет. Я думаю, что надо широкую, включая и 105 статью. Почему? Да, потому что походив по колонии, мы видим, что большинство заключенных – жертвы обстоятельств.

Сели два друга, которые воевали в Чечне, поспорили. У каждого своя оценка. Один другого пырнул ножом – труп. Посадили по статье 105. Есть убийцы, есть бандюги, а есть жертвы обстоятельств. Но я думаю, что надо делать так, как мы делали раньше.

Не обязательно всех освобождать по этим тяжким статьям, а сократить срок, но считаю важным охватить массовые статьи.

Я полагаю, что здесь нужна широкая амнистия. Почему широкая? Мы с Львом в 1994 году принимали очень тяжелое для себя решение по поводу амнистии гкчпистов и событий 1993 года. Нам с ним крайне были неприятны и Хасбулатов, и Руцкой, и уже тем более Варенников с Макашовым. Но мы прекрасно понимали, что в ситуации острой напряженности, когда пахло гражданской войной, надо было принять это решение. Я полагаю, что нынешняя политическая напряженность тоже диктует, что должна быть широкая амнистия.

Владимир Кара-Мурза: Но вот с тех пор таким памятных амнистий не было.

Валерий Борщёв: В 2000 году была самая большая амнистия – 200 тыс.

Владимир Кара-Мурза: К 55-летию победы, да?

Валерий Борщёв: Да. Это была последняя. Но эту амнистию готовил еще я, будучи в аппарате Госдумы у Крашенинникова. Она проскочила.

А поскольку Владимир Владимирович имел свой взгляд на вопросы помилования (как известно, он упразднил нашу комиссию по помилованию, придя к власти), амнистии кончились.

Я считаю, что отсутствие амнистий создало серьезную напряженность в колониях. Потому что там огромное число людей не то, что несправедливо, – просто безвинно осуждены.

Но я не думаю, что общество будет так глубоко возмущено. Общество прекрасно понимает, что есть наши суды. Общество прекрасно понимает, что посадить невинного человека сегодня – это легкая задача. Поэтому я бы не опасался такого взрыва и гнева общества.

Лев Пономарев: Амнистия подразумевает амнистирование на любой стадии процесса. У многих есть неправильное представление об амнистии, что можно это сделать только после суда. И на стадии следствия, и на любой стадии судебного разбирательства и после суда, если человек осужден, можно амнистировать.

Владимир Кара-Мурза: Да, президент зря сказал, что надо сначала приговора дождаться.

Валерий Борщёв: Ни в коем случае!

Лев Пономарев: Есть еще большие категории заключенных, которым требуется амнистия. Так называемые преступления по незаконному распространению наркотиков. Мало кто знает о том, что у нас практически по одной статье Уголовного кодекса 228 находится около 40% заключенных.

И все это, как правило, молодые люди. Это просто наркоманы. У нас структура, которая называется ФСКН (Служба по контролю наркотиков), имеет очень большое количество сотрудников по всей стране. Им надо отчитываться тем, что они берут распространителей наркотиков.

Они не так часто наркобаронов берут. Они просто устраивают провокации с простыми наркоманами. Это настолько массово, что 40% – это почти 300 тыс. человек – по одной статье Уголовного кодекса. Я считаю, что это государственное преступление.

ФСКН отчитывается за свою деятельность человеческим материалом. А люди там погибают.

Валерий Борщёв: Это просто криминализует зону.

Лев Пономарев: Конечно, под амнистию не должны попадать наркобароны. Очень легко разделить статьи. И еще – пиратство. У нас пиратов нет. Надо освободить тех, кто за пиратство посажен.

Валерий Борщёв: Амнистию ни Ельцин, ни Путин никогда не давали и не дадут. По Конституции исключительное, эксклюзивное право амнистии у Госдумы.

Даже не нужно ание Совета Федерации, не нужна подпись президента. К сожалению, наша Дума настолько недееспособна, что все говорят “президентская амнистия”. Это неправильно, это неграмотно.

Президентской амнистии быть не может. Амнистия может быть объявлена только Госдумой.

Лев Пономарев: У нас другой жизни нет. Есть эта страна, есть этот президент. Мы должны требовать того, что мы должны требовать.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, почему так обкорнали амнистию бизнесменам?

Лев Пономарев: Это очень интересный вопрос. Хотел бы я сам знать. С одной стороны, Титов сам от себя не говорил бы о широкой амнистии, не называл бы цифру – 110 тыс. Наверняка, Путин ему разрешил такие слова говорить.

Тем более, Титов не принадлежит оппозиции и не правозащитник. Он просто так на ветер слова не бросал. А потом обкорнали.

Возникает вопрос – обкорнали, потому что Путин так захотел? Или потому, что Путину не удалось провести широкую амнистию?

Владимир Кара-Мурза: А как вы считаете, Валерий Васильевич?

Валерий Борщёв: Мне кажется, что Владимир Владимирович в делах милосердия особо не замечен. Его настроя на амнистию, на помилование тоже не видно.

Лев Пономарев: Зачем тогда разрешил Титову говорить о широкой амнистии?

Валерий Борщёв: Он человек рациональный. Он политик, и именно как политик он прекрасно понимает, что творится в бизнесе, что творится в предпринимательстве. Он прекрасно понимает, что там сплошная уголовщина.

И он как бы в какой-то момент согласился, а потом, когда они собрались на совет и увидели, что и как, какие это может иметь последствия, они решили отменить. Я думаю, что это очень лукавая позиция.

Конечно же, прежде всего, надо было проводить широкую, именно экономическую амнистию.

Лев Пономарев: И в эту широкую амнистию должны войти те статьи, по которым люди не вышли, по статьям, которые не вошли в ту амнистию.

Валерий Борщёв: Да, а иначе вышел бы Ходорковский.

Лев Пономарев: Это еще большая категория, которая должна войти в эту широкую амнистию – должно войти “болотное” дело, наркоманы, бизнесмены, так называемые пираты.

Владимир Кара-Мурза: И хулиганившие в храмах.

Лев Пономарев: Они автоматом выйдут.

Валерий Борщёв: У них маленький срок и женщины с детьми.

Лев Пономарев: Они железно войдут в общем списке.

Владимир Кара-Мурза: Какие могут сегодня прозвучать предложения? Вы видели состав президиума этого СПЧ? Они согласны с вашими планами?

Лев Пономарев: Я думаю, что некоторые согласны с нашей позицией. Но там есть и другие члены СПЧ.

Владимир Кара-Мурза: Я про президиум говорю.

Лев Пономарев: Там разные члены президиума. Я не знаю их позицию.

Валерий Борщёв: Там непростая ситуация. Я был на дискуссии по 14-й колонии. Одно дело Шаблинский, Лена Масюк. Но Мысловский! Это же жуть! Какой он правозащитник! Он губитель тех, кто попадает в сложную ситуацию. Ему до конца бы докопать. И этот человек входит в президентский Совет по правам человека…

Лев Пономарев: Там разные люди, но большинство все-таки…

Владимир Кара-Мурза: Есть ли надежда у российского общества увидеть в таком виде через два месяца амнистию?

Лев Пономарев: Я думаю, что раньше она будет объявлена.

Владимир Кара-Мурза: А как она реализуется?

Лев Пономарев: Президент внесет текст амнистии.

Владимир Кара-Мурза: Там начальник лагеря должен…

Валерий Борщёв: Нет, нет. Сначала принимается амнистия. Дальше определяется механизм, его реализация и все! Начальник колонии не имеет особых…

Владимир Кара-Мурза: Он должен выявить у себя людей, которые по этой статье сидят.

Валерий Борщёв: Подходят под эту статью. Там, конечно, тоже придется побороться и родственникам, и адвокатам. Подводных камней много. Но это надо будет уже конкретно работать в поле. Пока что задача – пробить принцип.

Владимир Кара-Мурза: Как вы думаете, вам на экспертизу дадут этот проект амнистии?

Валерий Борщёв: Такого механизма нет. Но, слова Богу, в силу наших хороших отношений есть контакты с членами Совета по правам человека.

Лев Пономарев: Мы рекомендации свои даем.

Валерий Борщёв: Да. Они относятся со вниманием.

Владимир Кара-Мурза: И Людмила Михайловна тоже, да?

Лев Пономарев: Да, но она не член Совета.

Владимир Кара-Мурза: Но она тоже дает рекомендации?

Валерий Борщёв: Да, конечно. Мы вместе. У нас единая команда. Тут надо отдать должное и Федотову, и членам Совета. Они солидарно с нами часто действуют. Но им, конечно, тяжело.

Дело не только в Путине, а дело в той мощной машине, в той страшной позиции силовиков, которые считают сам принцип амнистии, помилования как проявление слабости государства, не понимая, что наоборот отсутствие амнистии приведет к ослаблению государства. Идет такая борьба.

Владимир Кара-Мурза: Конституция за 20 лет себя зарекомендовала как Основной Закон?

Лев Пономарев: Это не простой вопрос. Там есть очень хорошо прописанные главы, которые касаются прав человека. Вообще, Конституция писалась в довольно тревожное время – в 1993 году. Поэтому она сохранила все, что касается прав человека, но сделала ультрапрезидентскую власть сильной. И в 1993 году был путч.

Валерий Борщёв: Опасность гражданской войны.

Лев Пономарев: Не было понимания, как будет дальше развиваться страна. Поэтому сделали более сильную президентскую власть. Я должен сказать, что исторически это было оправдано. Это сохранилось и до сих пор. Я уверен, что надо было вовремя делать поправку и увеличивать роль парламента.

Валерий Борщёв: Сама по себе ситуация, где у нас принцип самодержавия, конечно, порочен. Мы должны от него отказываться. Какого соотношения парламента и президента – надо взвешивать. Есть разные прецеденты в Европе президентско-парламентской республики или парламентской. Надо думать. Но такого самодержавного правления в России быть не должно. Это опыт показал.

Источник: https://www.svoboda.org/a/25125458.html

Правовая помощь
Добавить комментарий