Что делать, если ребенок 6 лет не дотягивается до домофона?

Прокачиваем домофон протоколом MQTT для управления с телефона

Что делать, если ребенок 6 лет не дотягивается до домофона?

Всем привет. Расскажу немного про свою последнюю междуделку — доработку домофона WiFi-модулем NodeMCU. Заранее прошу прощения за выбор модуля — всех уже, наверное, достала эта ESP’шка…

Конечно, работу ClusterM с его автоответчиком никому не переплюнуть, но такой функционал я считаю излишним.

Мне, с рождением дочки, лишь понадобилось бесшумно открывать домофон гостям, чтобы не стоять у трубки и не ждать входящего звонка, который наверняка разбудит малую. Да и себе иногда легче открыть дверь с телефона, нежели лезть за ключами и прикладывать таблетку туда-сюда, чтобы она сработала (у меня очень сильно тупит панель в подъезде).

Проект получился небольшой, так что в статье тоже не так много букв, зато есть фотографии.

Железо В наличии у меня было несколько модулей NodeMCU, так что, прикинув его к трубке домофона, решил, что влезет он туда без проблем, надо лишь сделать плату расширения. Развожу я всегда в EagleCad, платы заказываю либо у китайцев, либо в американском OSH Park. На OSH Park выходит дешевле, если площадь платы маленькая, но вы получаете только 3 платы вместо 10 китайских, но для штучного проекта это не важно. На плату отлично встали релюшки PE014005, прям аккурат между выводов NodeMCU. Не самый дешевый вариант, но у меня они были в наличии. А так можно поставить самые дешевые китайские, HUI KE например (это не ругательство, это фирма такая — у них есть серия релюшек HK4100F). Еще использовал две оптопары 4N35S, одну на вход — отлавливать входящий звонок, вторую на замыкание кнопки открытия домофона. Получившиеся схема и топология платы вот (всё есть в репозитории, ссылка в конце статьи): Платы с производства.

Несколько фотографий

Описание работы трубки

Сначала немного по принципу работы самой трубки — у меня Цифрал КЛ-2. Вот схема с официального сайта.

На схеме: 1,2 — контакты подключения линии домофона (имеет полярность, если кто не знал); SW2 — переключатель звука трубки (внизу — звук выключен, вверху — звук включен); SW1 — рычаг разговорной трубки (внизу — трубка висит, вверху — трубку сняли для разговора); SB1 — кнопка открытия двери; BA1 — динамик трубки; BM1 — микрофон трубки, HL1 — светодиод.

Когда подъездная панель дает вызов, в линию поступает меандр амплитудой 12В. Сопротивление в линии должно быть 50 Ом, в любом другом случае на панели высветится ошибка.

Если переключатель SW2 находится в нижнем положении (звук на трубке выключен), то в линию подключен резистор 50 Ом — светодиод поморгает, но звука мы не услышим.

Если переключатель SW2 в верхнем положении (звук включен), а переключатель SW1 в нижнем (трубка висит), то в линии будет сопротивление динамика BA1 всё те же 50 Ом, как раз на него попадает меандр и мы слышим звук.

После снятия трубки, SW1 переходит в верхнее положение и один вывод динамика отрывается от земли, теперь там будет аналоговый сигнал разговора и приемлемая для уха громкость, а не звонок на сотню децибел. Если вы решаете открыть гостю дверь, то нажимаете на кнопку SB1, которая запирает транзистор и сопротивление в линии резко возрастает — так панель понимает, что надо открывать дверь.

Теперь о доработках

Relay1 — берем управление звуком на себя (считаем, что родной переключатель трубки SW2 в верхнем положении, иначе будет каша); Input — оптопара, дергается во время звонка (подключена перед Relay1, чтобы видеть звонок в бесшумном режиме); Relay2 — имитирует снятие трубки; Open — замыкает кнопку открытия двери. Обращаю ваше внимание на то, что релюшки подпаяны нормально замкнутыми контактами в разрыв. Это означает, что в любой момент можно отключить домофон от сети (а вдруг свет вырубился или интернет пропал) и он сохранит свою работоспособность, это важно.

Прошивка

Прошивку писал в PlatformIO (плагин для редактора Atom) на ардуиновских библиотеках. Ссылка на репозиторий в конце статьи. Эта, с вашего позволения, IDE будет поудобнее родной ардуиновской — кто не пробовал, обязательно попробуйте. В качестве MQTT клиента на телефон использовал IoTmanager (далее — просто клиент). По программе много рассказывать не буду (желающие посмотрят код), лишь опишу, что она умеет:

  • подключаться к MQTT брокеру
  • публиковать топики с настройками для клиента
  • подписываться на топики для реакциина переключения в клиенте
  • отправлять push уведомление на телефон при входящем звонке
  • публиковать измененные настройки при звонке (чтобы видеть статус в клиенте)
  • отключать звук на домофоне по команде клиента
  • открывать дверь разово,
  • открывать бесконечное число раз
  • просто сбрасывать трубку

Экранные формы приложения (кликабельно) Фишка программы IoTmanager в том, что все настройки хранятся в топиках, а она лишь отображает то, что опубликовано. Немного теряется смысл легковесного протокола MQTT, но мне такая реализация нравится. При желании можно переделать под другой MQTT клиент. Конечно всё это (да еще с двумя электромеханическими реле) требует внешнего питания и я бы задумался над целесообразностью поделки, если бы мне понадобилось заводить питание 5В от розетки… Но у меня счетчик находится внутри квартиры, а домофон висит совсем рядом. Я просто заказал на Ali модуль 220AC/5VDC на din-рейку и запитал домофон от него. На фото он перевернут для удобства внутреннего монтажа. Всем спасибо за внимание. Приглашаю в комментарии.

Разработана вторая версия устройства, про которую я рассказываю тут

Доработка домофона протоколом MQTT для управления с телефона (версия 2.0).

Полезные ссылки:

1. Репозиторий этого проекта на GitHub — там есть схема, разводка, исходный код.

2. Создание умного домофона с автоответчиком и Интернет-соединением — статья товарища ClusterM, упомянутая в начале.
3. Как я домофон Vizit к mqtt подключал — домофон с Arduino и Ethernet shield.
4. Esp8266 управление через интернет по протоколу MQTT — статья про MQTT и ESP8266.
5. Дистанционное управление домофоном — еще одна статья по теме.

Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

  • 47,1%Подробнее о коде программы122
  • 46,7%Про работу со средой PlatformIO121
  • 48,3%Про работу с приложением IoTmanager125
  • 55,6%Разводка печатной платы в EagleCad, заказ производства144
  • 7,0%Нет, надоели домофоны18
  • домофон
  • esp8266
  • nodemcu
  • mqtt

Источник: https://habr.com/ru/post/406491/

ДЦП: повседневная жизнь как ресурс для реабилитации | Милосердие.ru

Что делать, если ребенок 6 лет не дотягивается до домофона?

Анна Гальперина

«В нашей стране получить честный ответ очень трудно, — считает детский невролог Анна ОСТРОВЕРХОВА.

— Родители смутно представляют, каких результатов им ждать от реабилитации, хватаются за каждую возможность показать ребенка «модному» доктору, получить второе (читай: «сто пятое») мнение, ищут тех, кто обещает поставить ребенка на ноги, порой отдавая последние деньги на чудо-процедуры, волшебные лекарства. Большинство родителей считают, что все зависит от упорства и интенсивности занятий: если активно заниматься, то ребенка можно «вытянуть», и он будет ходить.

За идеей восстановления ребенка теряется сам ребенок.

Все его детство проходит под знаменем реабилитации, зачастую времени на само детство не остается: бесконечные болезненные и абсолютно неэффективные инъекции ноотропов и витаминов, курсы бесполезного массажа, ЛФК через боль и слезы.

Очень часто усилия прикладываются совершенно не в том направлении: проводятся сложные и неэффективные мероприятия, а на простые, но жизненно необходимые вещи не хватает ни сил, ни времени, ни понимания, что эти действия — единственное, что действительно нужно ребенку.

Я вижу детей с тяжелым ДЦП (V уровня по GMFCS), которые всю жизнь «лечатся», получают курсы ноотропов и препаратов, улучшающих мозговое кровообращение, которым ежемесячно делают массаж.

Спустя 10-14 лет у родителей ребенка с тетрапарезом, с сильнейшими контрактурами, со спастическими вывихами /подвывихами бедер, выраженным болевым синдромом, выраженным дефицитом массы тела уже только одна просьба: убрать тонус и контрактуры, чтоб ребенок не мучился от болевого синдрома, чтоб было чуть легче за ним ухаживать. Уже не ждут, что заговорит или хотя бы научится держать голову.

Почему нет таких «запущенных» детей (которых наши родители отчаянно «лечили» всю жизнь) в развитых странах? Что они делают не так, как мы?

Во-первых, родители получают развернутый диагноз с определением уровня моторных и коммуникативных функций ребенка.

  Во-вторых, зная степень нарушения двигательных функций по шкале GMFCS, врачи определяют реабилитационный прогноз и потенциал ребенка и честно сообщают его родителям, не кормя несбыточные мечты и надежды родителей на полное восстановление ребенка.  В-третьих, выбирают адекватные цели реабилитации.

В описанном выше примере ребенку, вероятнее всего, установят баклофеновую помпу для уменьшения тонуса, возможно оперативное лечение для уменьшения боли, родители будут использовать специальные приемы позиционирования для профилактики контрактур, ребенку подберут адекватное питание, он будет проходить профосмотры, включающие рентгенографию тазобедренных суставов. Семье будет оказана психологическая поддержка, родителей обучат альтернативным способам коммуникации с ребенком.

Но это — очередная иллюстрация того, что лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

Да, у ребенка точно так же не будет возможности самостоятельно передвигаться и совершать целенаправленные действия, но он будет адекватного веса, без контрактур, вывихов и болевого синдрома, скорее всего, у него будут силы для невербальной коммуникации, а родителям будет значительно легче ухаживать за ним в подростковом возрасте».

Принципы реабилитации с позиции доказательной медицины

Анна Гальперина

Представления о реабилитации детей с ДЦП на постсоветском пространстве и в развитых странах отличаются.

«У нас принято считать, — делится Анна Островерхова, — что лечение ДЦП заключается в том, чтобы устранить поломку, которая привела к заболеванию.

Если причина ДЦП кроется в поражении тканей мозга, то нужно в обязательном порядке «помогать» мозгу, пытаясь «залатать» место поражения, назначая препараты, содержащие вытяжки мозга свиней и коров, обязательно «улучшать» кровообращение и сдабривать клетки мозга витаминами.

Ну а физические методы реабилитации заключаются только в том, чтобы улучшить/ развить нарушенную двигательную функцию, и включают в себя назначение массажа для снятия мышечного тонуса, пассивной гимнастики, дети постарше занимаются ЛФК с инструктором.

Реабилитация детей до года выглядит примерно так: сначала массажист активно массирует напряженные мышцы (как правило, это приносит боль и дискомфорт ребенку, от которого он кричит и напрягается еще больше), а затем занимается гимнастикой с ребенком, пассивно сгибая/ разгибая его конечности, делает упражнения, в которых у ребенка «ведомая» роль, т.е., те движения, которые совершает ребенок навязываются взрослым, а не исходят от ребенка.

Выходит, что ребенок становится объектом, над которым совершаются разные действия. 

При этом на эти действия тратится безумное количество родительских стараний, сил, эмоциональных и материальных затрат. Но если сравнивать состояние после реабилитации наших детей с ДЦП и детей с такими же исходными данными в Европе, Америке или Австралии, то, честно говоря, закрадывается подозрение, что что-то мы делаем не так. Наша модель оказывается менее эффективной.

Современная модель реабилитации строится на других принципах.

Во-первых, мы принимаем тот факт, что участок мозга, отвечающий за определенные движения, поражен и, скорее всего, на его месте уже ничего нет (киста с ликвором, например), мы не пытаемся «воскресить» эти клетки, вводя клетки мозга животных в анатомическую зону, находящуюся на совершенно противоположном конце туловища, улучшить кровообращение в тех участках, которых физически не существует. Также, мы принимаем тот факт, что клетки, оставшиеся в живых, абсолютно работоспособные и в них тоже не надо ничего улучшать, потому что они не пострадали и остались нормальными. И это не просто философские рассуждения и умозаключения. Это результаты исследований, которые не доказали эффективность (и к тому же безопасность) ноотропов и иже с ними.

Никто в развитых странах не использует ноотропы в лечении чего-либо.

Во-вторых, мы признаем тот факт, что человек существо достаточно ленивое и не будет пытаться делать то, в чем оно не замотивировано.

Можно сколь угодно долго пассивно совершать какие-то манипуляции с ребенком, но, если он не замотивирован в выполнении движения, или оно выполняется с большим протестом со стороны ребенка, после окончания курса реабилитации этот навык вряд ли закрепится.

Поэтому мы обязательно мотивируем ребенка к выполнению движения (например, массажист не просто умело переворачивает ребенка со спины на живот, управляя ногами ребенка, а рядом с ребенком кладется яркая игрушка, к которой он пытается дотянуться, т.е., создается мотивация, а уже в процессе взрослый может показать ребенку, как правильно совершить движение).

Другими словами, ребенок должен понимать, что и для чего он делает.

И в целях курса реабилитации будет прописываться не «снижение тонуса в верхних конечностях и улучшение мелкой моторик», а конкретное действие, которые должен научиться выполнять ребенок.

Например, «научиться подносить ложку ко рту, самостоятельно съесть 10 ложек каши». Для этого, несомненно, и с тонусом надо будет поработать, и с моторикой. Но это все будут вспомогательные вещи для понятной цели и с хорошей мотивацией.

В-третьих, программа реабилитации пишется индивидуально для конкретного ребенка и не может быть одинаковой для детей даже одного уровня по GMFCS.

Мы признаем тот факт, что нет двух одинаковых детей с ДЦП.

Даже если поражение абсолютно одинаковое и возможности движения тоже абсолютные одинаковые, скорее всего, это будут дети разные по темпераменту с разными условиями жизни.

Один будет жить в многоквартирном доме с пандусом, и для него приоритетным будет держать равновесие, дотягиваясь до кнопки лифта, или снять трубку домофона и открыть дверь, а другой в частном доме, где актуальным будет научиться держать равновесие, проходя через мамин огород, и забираться по лестнице на второй этаж дома, например.

В-четвертых, заниматься с ребенком необходимо каждый день. Занятия со специалистами очень важны, но будут малоэффективны, если не закрепляются каждый день. Реабилитация — это в первую очередь труд родителей, задача специалистов — помочь родителям создать программу и обучить родителей выполнять те задачи, которые они могут выполнять в повседневной жизни, не будучи специалистами».

Повседневная жизнь как дополнительный ресурс

Анна Гальперина

В качестве иллюстрации сказанного Анна предлагает пример из книги «Реабилитация детей с ДЦП: обзор современных подходов в помощь реабилитационным центрам» /Е.В.Семёнова, Е.В.Клочкова, А.Е.Коршикова-Морозова, А.В.Трухачёва, Е.Ю.Заблоцкис.

Приведем его и мы: Настя, двухлетняя девочка со спастической диплегией GMFCS II.

Сейчас Настя учится стоять у опоры и ходить вдоль опоры. Если считать, что «полезное» время вмешательства для Насти – только время контакта со специалистом, то мы получим следующее: 1–2 часа в день девочка будет заниматься упражнениями, направленными на улучшение стояния у опоры и обучение ходьбе вдоль опоры.

Возможно, будут еще какие-то процедуры (массаж, физиотерапия (электролечение), костюмы и т.д.), но, как мы уже говорили, их эффективность сомнительна, поэтому их можно не считать. Возможно, будут еще 30–40 минут стояния в вертикализаторе. В сумме получаем максимум 3 часа.

Остальное время Настя будет функционировать так, как она сейчас может, то есть играть, сидя на полу в положении W, ползать на четвереньках, самостоятельно вставать у опоры, подтягиваясь руками.

В чем же проблема? Во-первых, при длительном нахождении в позе «W» Настя рискует приобрести специфическую деформацию бедра: при внутренней ротации бедер и их приведении нарушается взаимоотношении головки и шейки бедра с осью тела бедренной кости.

Во-вторых, девочка не будет развивать реакции равновесия и ротацию туловища, так как в позе «W» таз наклонен назад, туловище «выключено» из поддержания равновесия, а ротация невозможна.

В-третьих, Настя рискует закрепить наклон таза назад, что будет мешать ей сидеть в правильной позе – сидение с «круглой» спиной, в свою очередь, будет ограничивать использование рук и развитие дотягивания и мелкой моторики.

И наконец, поза «W» будет способствовать закреплению подошвенного сгибания в голеностопном суставе – в вертикальной позе это приведет к опоре на передний отдел стопы.

Когда девочка самостоятельно встает около опоры, то обычно она «ложится» на опору, опирается на носочки и переразгибает колени.

Это происходит из-за того, что часто Настя встает, опираясь на диван, а диван низкий и на него удобно прилечь, обеспечив себе максимальную площадь опоры. Кроме этого, при переходе из позы на четвереньках в позу стоя у опоры девочка подтягивается обеими руками.

В этом случае происходит активация сгибательных паттернов и опора на всю стопу становится затрудненной. При опоре на передние отделы стопы и перемещении центра тяжести вперед (опора на диван!) происходит биомеханически закономерное переразгибание в коленных суставах.

Все это приводит к риску закрепления опоры на передние отделы стоп и рекурвации коленных суставов, что будет значительно влиять на последующий образец походки.

Если мы примем новый взгляд на вмешательство и подумаем о повседневной жизни Насти как о дополнительном ресурсе для обучения движению, формированию правильных образцов движений, новых двигательных навыков и профилактике костно-мышечных осложнений, то мы получим следующую стратегию:

Необходимо ограничить сидение в позе «W» в течение дня. При этом Насте нужна приемлемая поза для самостоятельной игры на полу.

Для того, чтобы стоять вертикально, девочке необходимо много стоять в течение дня у опоры во время игр и некоторых активностей повседневной жизни. Например, умываться и мыть руки стоя, а не на руках у мамы.

Опора должна быть на уровне груди Насти – в этом случае тело будет выровнено.

Для обучения перемещению в вертикальном положении Насте нужно ходить вдоль опоры и иметь возможность перемещаться внутри квартиры и на улице.

То есть ребенку уже сейчас нужны правильно подобранные заднеопорные ходунки, и нужна возможность ходить в ходунках.

 Для формирования правильной опоры на стопу и профилактики закрепления рекурвации коленного сустава Насте необходимы ортезы на голень и стопу. Этот ортез должен быть изготовлен индивидуально из материала, пригодного для ортезирования стопы.

Для обучения стоянию и ходьбе Насте нужно формировать такие компоненты движений, как опора и перенос веса на стопы, несение веса на ногах, разгибание нижних конечностей против действия силы тяжести, перенос веса на одну ногу.

Вот это потребует активных усилий специалиста по физической реабилитации и обучения родителей.

Если мы посчитаем время, которое в случае следования данной стратегии можно будет считать временем вмешательства, то оно увеличится до 5–6 часов в день!

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/dtsp-povsednevnaya-zhizn-kak-resurs-dlya-reabilitatsii/

Ребенок вас не слушается? Радуйтесь!

Что делать, если ребенок 6 лет не дотягивается до домофона?

“Мой ребенок неуправляемый, упрямый, капризный, закатывает истерики, игнорирует мои просьбы, нарушает запреты”.

Когда подобные сетования появляются на интернет-форумах, обязательно находятся “психологи от бога”, которые спешат пригвоздить растерянных родителей: “Ребенку не хватает любви и внимания” и настоятельно советуют “просто любить свое дитя” – и тогда, мол, оно с радостью станет послушным и покладистым.

Так ли это на самом деле? Как грамотно реагировать на отказ ребенка выполнять ваши просьбы и подчиняться требованиям? В этих актуальных для многих родителей вопросах портал www.interfax.by разбирался с семейным психологом Максимом Бодиковым.

– Максим Михайлович, согласны ли Вы с тем, что детское непослушание – признак неблагополучия в детско-родительских отношениях? И действительно ли корень проблемы в том, что ребенку не хватает любви и внимания матери и отца?

– Прежде чем говорить о детском непослушании, давайте разберемся, для чего родителям надо, чтобы ребенок их слушался, вел себя определенным образом.

Когда мамы и папы откровенно отвечают себе на вопрос: “Какого человека я собираюсь воспитать?”, проблема непослушания часто снимается.

Потому что они осознают, что послушный ребенок – это удобный ребенок, для них самих и окружающих, но не для себя самого.

Конечно, здорово, когда сын или дочь во всем беспрекословно тебя слушается в 5, 10, 15 лет.

Вот только не стоит мечтать, что такой ребенок, едва достигнув совершеннолетия, вдруг станет самостоятельным, целеустремленным, инициативным, будет точно знать, чего хочет от жизни.

На практике, когда послушные дети приближаются к взрослости, их родители хватаются за голову: “Он (она) ничего не хочет!” И недоумевают почему.

Что стоит за непослушанием ребенка, нужно разбираться в каждом конкретном случае.

Одно дело, когда он не хочет убрать за собой тарелку со стола, и совсем другое, когда перечит родителям, потому что у него есть своя точка зрения.

Дети до 5-6 лет своим непослушанием тестируют, кто главнее в отношениях – они или родители. Если взрослые вышли из себя, начали орать или наказали, то ребенок делает вывод, что главный – он.

После того, как родители определись с ответом, с какой целью и в каких аспектах следует добиваться послушания, важно решить, как его компенсировать, т.е. каким образом формировать у ребенка качества, которые все же необходимы – ту же целеустремленность, например.

С нехваткой родительской любви и внимания может столкнуться первый ребенок в семье в возрасте 3-7 лет при появлении младшего брата или сестры. Дети старше 7 лет чаще всего не замечают, что родители с появлением младенца стали уделять им меньше внимания.

У последующих детей такая проблема изначально не возникает, потому что они никогда не были единственными у мамы и папы.

Дефицит родительского внимания может приводить к непослушанию ребенка, но, по моим наблюдениям, не более чем в трети случаев от общего количества.

– В некоторых случаях непослушание ребенка – вполне нормальное и даже необходимое явление, верно? Так, психологи утверждают, что подростковый кризис легче протекает у ребенка, который в три года был неуправляемым и на все предложения родных решительно отвечал: “Нет!”, “Не буду!”, “Не хочу!”, а вот подросший тихоня обязательно заставит родителей поволноваться. Но даже если взрослый понимает, что это нормально, когда сын или дочь время от времени не слушается, ему бывает сложно справиться со злостью и стыдом, если сцена разворачивается при свидетелях…

– Негативные эмоции в ситуациях, когда ребенок не слушается, – ответственность исключительно родителей.

Вообще это нормально, когда маленькие дети орут, и если посторонние люди, например, в общественном транспорте или магазине, бросают на вас осуждающие взгляды, шикают, требуют: “Сделайте что-нибудь!” (другими словами: “Заткните рот своему ребенку, чтобы мне было комфортно”), то это их проблема. Пусть они решают ее сами, не касаясь вас и ваших детей. В Европе на детский ор реагируют адекватно – совершенно спокойно.

Нынешнее поколение родителей воспитывали послушными, т.е. удобными для окружающих. Поэтому те, кому сейчас 30-40 лет, стремятся выглядеть хорошими в глазах других людей, остро переживают за свой имидж родителя. Они придумали себе картинку, что они идеальные мамы и папы, и безуспешно пытаются ей соответствовать. Встреча с реальностью приводит к депрессиям, нервным срывам.

Когда “хороший родитель напоказ” вдруг становится неудобным, он испытывает большой дискомфорт. И транслирует свою модель поведения ребенку, болезненно реагируя на его непослушание. Так вот вместо того чтобы стараться угодить окружающим, лучше задумываться над тем, а удобно ли тебе самому оттого, что ты удобный. Ради кого и ради чего ты поддерживаешь этот имидж?

– Максим Михайлович, у Вас с женой трое маленьких детей. Они послушные? Как Вы реагируете, когда они нарушают установленные в семье правила?

– Мой 4-летний сын очень непослушный, и меня это радует. Я уже вижу, насколько это хорошо: он самостоятельный, очень целеустремленный, точно добьется того, что ему нужно (уже сейчас добивается).

Негативные эмоции у меня появляются только тогда, когда дети делают что-то опасное. Если дети меня не слушаются, я не выхожу из себя по одной простой причине: у меня нет представления о том, что я идеальный папа, и нет желания казаться идеальным.

Дети не слышат от меня: “Я точно знаю, что для вас лучше”.

От детей мы с женой требуем безусловного выполнения правил, которые касаются жизни и здоровья. Формулируем правило простыми словами, убеждаемся, что дети его поняли. Обязательно предупреждаем о последствиях нарушения правила, причем до того, как появилась такая возможность. Так, наши дети должны переходить дорогу, держа взрослых за руку.

Однажды сын на самокате пересек выезд со двора, не подождав нас с женой. Я его догнал, напомнил правило, предупредил, что выброшу самокат, если такое повторится. Сын сказал, что все понял, – и на ближайшем перекрестке снова не остановился. Самокат я тут же опустил в мусорный контейнер.

Сын помнит об этом случае, и желания нарушить правило при переходе дороги у него с тех пор ни разу не возникло.

Во всех остальных случаях мы с детьми торгуемся, причем сын и старшая дочка (младшая еще маленькая) нередко выигрывают эти споры.

– Если человек не научится учитывать и уважать интересы других людей, проблем в его жизни будет не меньше, чему у “хорошего родителя напоказ”, разве не так?

– Конечно, границы должны быть. Вопрос в том, как их формировать. Если ребенок регулярно слышит от родителя жесткое: “Должно быть так, и никак иначе, потому что я так сказал”, то подростковый бунт случится в 90% случаев.

Следует воспитывать не границы (понимание того, как нужно) как таковые, а понимание последствий своих поступков, чтобы подросший ребенок мог самостоятельно совершать выбор, а не беспрекословно следовать авторитету.

А если кто-то сомневается, то подумайте, что в тоталитарных сектах тоже говорят, как нужно, но кому от этого хорошо?..

Адекватное понимание последствий своих поступков формируется у ребенка годам к 9. До этого возраста родители, озвучивая правила, должны сами говорить о последствиях его поступков. Например: “мы не ходим по лужам без резиновых сапог”, потому что “промокнут ноги, с мокрыми ногами можешь заболеть, заболеешь – будешь лечиться, не сможешь гулять на улице”.

Большинство границ можно сформировать либо за счет объяснений, либо за счет сделки. Торг – очень эффективная модель отношений с детьми. Ребенка не нужно заставлять что-то делать – мотивируйте его и получите то, что нам нужно, не силой и принуждением, а в обмен на что-то.

Допустим, вы разрешаете ребенку проводить у телевизора не более получаса в день, но он хочет посмотреть фильм, который длится час. Или горит желанием заниматься в платной секции. Вы должны сказать: “Хорошо, а что мне с этого будет? Что ты можешь мне предложить?” И ребенок начинает думать.

Чем он старше, тем больше вероятность, что рано или поздно предложит вариант, который вам нужен. Если ребенок маленький, сами подкиньте ему идею: “Давай договоримся: ты ходишь в секцию, но каждый вечер моешь посуду за всей семьей”.

Ребенок имеет право согласиться или не согласиться, но в любом случае он быстро понимает: если я чего-то хочу, то должен что-то предложить. Через какое-то время это становится манерой поведения, переносится на общение с окружающими. Уходит детское эгоцентричное “мне должны”.

Последствия самые благотворные, ведь все взаимоотношения между людьми строятся на принципе “ты – мне, я – тебе”.

– Как родителю вести себя, если ребенок не выполняет договоренности? Скажем, обещал прийти домой в 10 вечера, а вернулся в 11.

– Прежде всего нужно выяснить, почему ребенок не выполнил договоренность, и принимать решение, исходя из ситуации. Причем делать это нужно, когда все участники контролируют свои эмоции.

Чувствуете, что ребенок или вы вот-вот выйдете из себя, сорветесь на крик, наговорите обидных слов – возьмите тайм-аут. Можно ввести более жесткое ограничение на месяц-два: не можешь вернуться в 10, значит, приходи домой в 7.

Точки воздействия могут быть разными: ребенок может переживать, что мама расстроится, а папа перестанет доверять, лишение Интернета, гаджетов, карманных денег.

Даже если ребенка неправильно воспитывали сызмальства, в подростковом возрасте можно все изменить и вырулить на хорошие отношения с ним.

Давайте ребенку больше свободы, наделяйте бОльшим пластом ответственности – и, если вы будете правильно себя вести с ним (перестанете быть всезнающим мамой или папой, а начнете общаться с позиции “на равных”, проявляя уважение к его личности и не допуская неуважения к себе), он начнет сам формировать границы. В итоге вы будете уважать друг друга и приходить к обоюдным договоренностям.

Беседовала Ирина Барейко

Источник: https://interfax.by/news/stil_zhizni/psikhologiya/1233557/

Ребенок один дома, а в дверь звонят..

Что делать, если ребенок 6 лет не дотягивается до домофона?
Здравствуйте девочки. Сразу хочу написать, что этот пост не о том, можно ли оставлять детей дома одних. На этот счет у каждого есть свое мнение, и спорить не хочется. А хочется поговорить конкретно о том, как бы Вы объяснили своему ребенку, оставляя его одного дома, что ему делать, если в дверь звонят. Разговаривать с человеком который за дверью, или просто не подходить к двери.

Я в Нете начиталась много разной информации по этому поводу, хочу послушать как Вы рассказываете это детям. Мы оставляем ребенка одного, но редко. И оставляем с мобильником, Сашка умеет им пользоваться. Оставляем максимум на пол-часа. Чтобы мне добежать до магазина или аптеки, и то когда нет другого выхода (например Сашка сильно болеет, а мне надо ему за лекарством или продуктами).

Еще вопрос в том, что у нас 2 двери, т.. е. тамбур с соседями и если в дверь звонят, то чтобы увидеть кто там, нужно открыть квартирную дверь, выйти в общий тамбур и там посмотреть в глазок. Раньше я учила сына, чтоб он вообще не поднимал не домашний телефон, пока нас нет (кому надо, перезвонят на мобилку), не подходил к двери вообще, если кто-то звонит.

Но начитавшись в Нете инфы по этому поводу, там говорят, что преступники могут сначала позвонить на домашний, проверить дома ли кто? Короче… Вот как делать? Хочу услышать Ваши советы. Я понимаю, что лучше вообще не оставлять одного. Но когда-то же придется. И тогда как?

Можете, конечно кидать тапки, но лучше полезные советы.

Кстати… Вот нашла статью по этой теме. Мне понравилось. Может кому полезно будет.

Методика «Один дома»

Представим себе, что скоро ваш ребенок пойдет в школу и ему придется какое-то время после уроков находиться дома в одиночестве. Иногда возникают ситуации, когда ребенку приходится самостоятельно открывать дверь своим родителям или знакомым взрослым. Как добиться того, чтобы ребенок безошибочно открывал дверь только тем, кому можно? Возможно использование различных методик обучения, опирающихся на возрастные и индивидуальные особенности детей. За основу обучения умению оставаться одному дома и открывать входную дверь возьмем, как и в разделе «Я обо всем рассказываю своим родителям», последовательность действий, предлагаемую Полой Статмен: защита, подготовка, тренировка, побуждение, упреждение. Рассмотрим подробно каждый пункт плана, наполнив схему конкретным содержанием. 1. Защита (будьте рядом с ребенком в изучаемой ситуации, помогая ему и поддерживая его) Всякий раз, открывая кому-либо дверь, зовите в прихожую ребенка, чтобы он наблюдал, как вы это делаете. 1. Всегда, подходя к двери, спрашивайте: «Кто там?» 2. Получив ответ, смотрите в глазок, поворачивайтесь к ребенку и сообщайте: «Это тетя Оля пришла». После этого попросите его посмотреть в глазок. Если ребенок мал и не достает до глазка, купите или смастерите легкую и прочную табуретку, чтобы можно было ее подставить к двери и посмотреть в глазок 3. После того как и ребенок убедится, что пришла именно тетя Оля, откройте дверь. Естественно, вы должны продумать систему запирания двери: надежный, но хорошо открываемый изнутри замок, крепкий, легко перемещаемый засов. Лучше не использовать дверную цепочку, так как она может дать ложное ощущение защищенности, и ребенок захочет, накинув ее, открыть дверь. Однако злоумышленники при наличии специальных кусачек могут легко перекусить цепочку, и ребенок окажется в большой опасности. Со временем научите открывать дверь самого ребенка. Всякий раз находитесь рядом с ребенком, поддерживая и обучая его. В этом и состоит суть принципа «Защита». 2. Подготовка (имеется в виду избыточная теоретическая подготовка) В этом процессе очень эффективно использовать для обучения известные ребенку сказки. Например, «Волк и семеро козлят*. Попросите ребенка ответить на вопросы: «Как должны были козлята узнать маму? Почему волку удалось их обмануть?» В ходе рассуждений можно сделать выводы, что распознавание только по голосу не оправдало себя, так как волку удалось заговорить голосом козы. Если бы козлята заранее договорились с мамой, что она должна еще и подойти к окошку, они попросили бы это сделать и волка. Посмотрев на визитера через окно (в наших случаях – через глазок), малыши убедились бы, что открывать дверь нельзя. Сказка «Три поросенка» полезна и родителям, так как заставляет их пристально посмотреть на входную дверь. Надежно ли дверное полотно? Хороши ли замки, крепка ли задвижка? Задайте ребенку вопрос: «Почему волк не смог войти к поросятам в каменный дом через дверь?» Ответ будет, скорее всего, такой: «Дверь была очень крепкая, и задвижка надежная». Объясните ребенку, что он должен многому научиться: умению закрыть и открыть дверь, навыкам поведения в различных ситуациях. 1. Он должен всегда спрашивать, кто пришел, даже если мама вышла минуту назад. Для отработки навыка можно несколько раз выйти в магазин, оставив ребенка вдвоем с папой или бабушкой. При этом закрывать за вами дверь и открывать ее должен сам ребенок. Выйдя за дверь и выждав минуту, нужно постучать в дверь. Почти всегда дверь мгновенно распахивается, так как ребенок убежден, что это вы вернулись, забыв что-либо. Добейтесь того, чтобы ребенок действовал в каждом случае по схеме: «Кто там?» – глазок – замок. Дело в том, что иногда бывает так: гости уходят, за ними закрывается дверь. Они спускаются по лестнице вниз, с третьего этажа на второй, а сверху, с четвертого этажа, к двери, из которой они только что вышли, спускается злоумышленник. Выждав 2-3 минуты, он достает оружие и стучит. Хозяева, решив, что это снова гости, распахивают дверь и подвергаются нападению. Не торопитесь открывать двери! 2. Если голос покажется ребенку знакомым, он должен убедиться в том, что пришел именно тот человек, которого он ждет, посмотрев в глазок или на экран видеокамеры. Можно дополнительно попросить ребенка сделать звонок на телефон того, кто должен прийти, и убедиться, что именно этот человек стоит за дверью. 3. Если все хорошо (человек опознан по голосу и рассмотрен в глазок), то дверь можно открыть. 4. Если же голос ему не знаком, в глазок ничего не видно и время для визита не самое подходящее, ребенок должен, не открывая двери, спокойно действовать по инструкции для чрезвычайных ситуаций. Самое простое – позвонить маме, папе, знакомым соседям или взрослым, с которыми ранее договорились родители. Для этого нужно со всеми этими взрослыми заранее договориться, чтобы они поспешили на помощь ребенку по первому его зову. Ребенку же нужно объяснить, что звонить просто так нельзя. Очень хорошо для такого объяснения подходит рассказ Льва Толстого о пастушке, который дважды устраивал ложную тревогу, а на третий раз никто к нему на помощь уже и не пришел. 5. До тех пор пока не подоспеют родственники или знакомые, открывать дверь категорически запрещается, что бы ни говорили люди снаружи! Но как же быть, если кому-то в подъезде нужна помощь? Ребенок должен понять, что, сообщая о происходящем родителям, он помогает человеку за дверью, ведь мама или папа, приехав, смогут сделать все возможное. Если же ребенок просто откроет дверь, он и помочь, скорее всего, не сможет, и себя может подвергнуть опасности. 3. Тренировка (речь идет о практической деятельности по отработке изучаемого навыка) В качестве входной двери возьмите дверь в спальню ребенка. Он будет в своей комнате, а вы – снаружи. Включите воображение и, используя схему «Что будет, если…», разыграйте 10-15 сценок, изображая каждый раз нового незнакомого персонажа за дверью. Рассмотрим примеры: 1. «Откройте, милиция! Мы проводим поквартирный обход». 2. «Я сосед снизу. Вы меня заливаете водой. Откройте дверь, я перекрою краны». 3. «Дайте воды напиться, здесь ребеночку двухлетнему плохо». 4. «Это ваш котенок? Возьмите быстрее, а то он голодный и плачет». 5. «Я от твоих родителей, мне сказали срочно передать тебе этого огромного игрушечного медведя и мороженое. Открывай быстрее дверь, мороженое тает». 6. «Привет! Мне семь лет! Я твой новый сосед из квартиры над вами. Давай дружить!» 7. «Здесь человеку плохо! Сердечный приступ! Откройте дверь, я позвоню и вызову „Скорую помощь!”» 8. «Помогите! Откройте! На меня напали! Я убегаю от бандитов! Моей жизни угрожает опасность!» Можно придумать огромное количество ситуаций, но реакция ребенка должна быть одна – звонок родителям! В случае с сердечным приступом или с нападением ребенок может дополнительно вызвать «Скорую помощь» или милицию, когда вы этому его научите. Но дверь он открывать не должен! 4. Побуждение (постоянно стимулируйте и побуждайте ребенка к соблюдению правил безопасности) Повторяйте ребенку правила открывания двери ежедневно. Со временем поручите ему всегда открывать дверь, даже если вы дома, при этом контролируя все его действия. Если замечаете, что он не на все замки закрывает дверь, забывает про задвижку, не спрашивает, кто там, или не смотри!’ в глазок, необходимо повторить курс тренировок, пока навык не будет отработан и устойчиво усвоен. За верные действия от души хвалите ребенка каждый раз и говорите, как правильно он все делает, какой он становится умелый и самостоятельный. 5. Упреждение (продумайте все возможные и невозможные ситуации) Постоянно анализируйте возможные варианты развития событий, обсуждайте их с ребенком. Особое внимание обратите на нештатные ситуации. Например, ребенок ощущает запах дыма из подъезда и слышит голос: «Откройте дверь, я пожарный, срочная эвакуация». Ребенок должен посмотреть в глазок, прислушаться, спускаются ли другие люди, позвонить вам и принимать решение на месте. Если пожарных в форме видно несколько и слышен шум шагов многих спускающихся людей, то, возможно, пожар настоящий. Если же пожарный один и никого больше не слышно, то возможен вариант имитации пожара при помощи дымовой шашки и одного украденного костюма пожарного. Все эти ситуации вы должны обсудить с ребенком и определить план его действий в каждом конкретном случае.

Все это в ваших силах!

Оставляете ли Вы своего ребенка одного дома?

Опрос завершен.

BB-код для вставки: BB-код используется на форумах [b]Опрос в Стране Мам: [url=https://www.stranamam.ru/post/4598868/]Ребенок один дома, а в дверь звонят…[/url][/b] Оставляете ли Вы своего ребенка одного дома? [url=https://www.stranamam.ru/post/4598868/][img]https://www.stranamam.ru/data/polls/4598867_75d59a49.png[/img][/url] В опросе приняли участие 67 пользователей.
HTML-код для вставки: HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?
Вот чуть не пропустили дату! Оказывается, сегодня, 10 лет назад открылась Страна Мам!
10 лет для сайта – это много, очень. Читать далее»

+1664 декабря в 0:2416862

Источник: https://www.stranamam.ru/post/4598868/

Когда можно отпустить ребенка гулять одного?

Что делать, если ребенок 6 лет не дотягивается до домофона?

Я гуляла одна с 5 лет в открытом дворе, мама звала меня в окно громко: «Оля, домоооооой». Постарше мы уходили в другие дворы, правда не должны были это делать. В детский сад я тоже ходила сама.

Время поменялось. Москва. Наши дни. Открытый многодомовый двор. Ребёнок, 4 года, гуляет один.С его слов, мама разрешает, присматривает за ним из окна.

Мама говорит, что это их сознательное решение, воспитывают самостоятельность.

Вы видите такого ребёнка, что будете делать?1. Вызовите полицию или опеку – это же оставление в опасности.2. Узнаете, кто мама, поговорите с ней: про опасности, про помощь и т.д.3. Будете присматривать за ребёнком одним глазом.4. Ничего.

Мало ли у кого какие тараканы, за каждым ребёнком не уследишь. Интересно, ведь ситуация реальная. Кроме того, впереди каникулы, многие дети будут свободнее гулять.

Нужно ли проявлять бдительность или каждый сам творец своей судьбы? Или, может, все зависит от города/двора/соседей?⠀

Вы из гиперопекающих и тревожных или пофигистичных родителей?

Но давайте вернемся к тому, как надо. Итак…

Ребёнок один на улице. Что делать?

Да, сейчас кто-то обязательно скажет: “А что такого выйти на 5 минут в магазин и запереть ребёнка, спящего в машине?” 
“Ну и гуляет ребёнок с 4-5 лет во дворе, что такого? Пусть учится самостоятельности, мы же так гуляли.” 

Но хочется напомнить…В Брянской области четырехлетний самостоятельный малыш упал в выгребную яму и погиб там. 4-летний малыш в Волгоградской области ушёл гулять, и та же участь.

Кто скажет мне, что 4-5-6 лет – возраст учить самостоятельности на улице? Да дети в этом возрасте лево-право путают, некоторые говорят с трудом, сами не завязывают шнурки, постель забудут заправить и зубы почистить. Вот в чем их самостоятельность по возрасту. Остальному учите и тренируйтесь вместе. Под контролем. И это вовсе не значит “нянчить с соской”.

 Кроме того, помним, что речь о здоровых детях! Если у вашего ребёнка есть особенности, пусть даже без диагноза, даже не думайте рисковать и так прививать самостоятельность. И если кого-то эта статья заденет, извините, пересмотрите свои установки. 

У @lizaalert и так слишком много работы, давайте будем разумно бдительны ко всем детям!

Если вы видите ребенка в машине одного

1. Остановитесь, уточните у близстоящих людей, не их ли это ребенок.

2. Если рядом не оказалось ответственных взрослых – вызывайте полицию. 

К сожалению, риск переохлаждения или удушения слишком высок. Машину могут эвакуировать вместе с ребенком, такие случаи происходят регулярно. Кроме того, в правилах ПДД указано: 

«запрещается оставлять в транспортном средстве на время его стоянки ребенка в возрасте младше 7 лет в отсутствие совершеннолетнего лица.»

Если вы видите ребенка одного в коляске (у магазина, кафе)

1. Остановитесь, уточните у близстоящих людей, не их ли это ребенок.2. Если у вас есть время – ждите. 

3. Если нет – пожалуйста, звоните в полицию. Внушение, как безопасно относиться к детям, спецслужбы сделают лучше всего.

Если вы видите ребёнка дошкольника (оценивайте по внешним признакам)

Остановитесь и спросите у ребенка: «Ты гуляешь один? Кто за тобой присматривает? А где он?»

Эти вопросы помогут установить:

А) не потерялся ли ребенок
Б) один ребенок или нет

Если ребенок потерялся, узнайте:

– Знает ли он телефон родителей/есть ли на нем опознавательные знаки– Если да, позвоните родителям

_ Если нет, вызывайте полицию, сообщая, что нашли потерявшегося ребенка

ВАЖНО: Пожалуйста, НЕ водите его никуда и НЕ ищите вместе с ним родителей. Тем самым вы создаете ощущение, что с незнакомыми взрослыми можно безопасно ходить куда-то.

Если ребенок под присмотром взрослых – тем более не трогайте его. Здесь руководствуемся здравым смыслом: можете присмотреть – присмотрите. Не можете – не надо корить себя за это, мы не несем ответственности за чужих детей. 

Как понять, что ребенка можно отпускать гулять одного

И все судорожно листают текст в поисках цифры… Но единого рецепта для всех, увы, нет.Возраст условен. Может ли ребёнок вчера ещё быть маленьким, а сегодня, перейдя определенный возрастной порог, стать резко самостоятельным? Нет. 

Это процесс, подготовка, тренировка, практика.

Чтобы убедиться, что ребёнок готов к самостоятельным прогулкам, проверьте

– Достаёт ли он до кнопки лифта– Лифт воспринимает его вес– Может вызвать диспетчера– Не ездит в лифте с посторонними– Знает код от домофона– Дотягивается до кнопок и может открыть дверь– Умеет закричать громко и не стесняется это делать в критической ситуации– Может попросить помощи, знает у кого– Легко откажет, если угостят или позовут незнакомые взрослые– Не будет прятаться (в подъезде) от опасности– Не будет помогать даже старушке– Не уйдёт с площадки даже с ребёнком– Отличает уговоры, настойчивость и приманки– Четко знает дорогу домой– Обходит люки/ямы/машины

Хотите убедиться, что ребёнок может ходить в школу/магазин сам?

Добавьте к вышеперечисленному ещё и эти пункты:– Знает правила на регулируемом и нерегулируемом переходах– Сходит с велосипеда/самоката при переходе проезжей части– Не торопится на транспорт– Отличает опасные места, не пойдёт туда

– Обойдёт опасных людей стороной 

У любого ребёнка одного на улице должны быть с собой:

– Заряженный телефон/часы, которыми он умеет пользоваться 
– Светоотражающие элементы

Как подготовить ребенка?

– обучите правилам со знакомыми и незнакомыми– покажите места и людей – кричите и бегайте на улице вместе – ограничьте передвижение, очертив периметры (на площадке)– 2-3 раза позвольте ребёнку пройти маршрут самому, вы где-то неподалёку, но не рядом

– не торопитесь, если ребёнок не просится сам. Возможно, он просто не готов.

Гулять самому – один из способов обучить самостоятельности. 

Не единственный. И не главный!Научите постель заправлять, стол накрывать, вещи с вечера готовить. Это важнее!

Что из этого точно умеет ваш?

И не забывайте на личном примере показывать ребенку, как безопасно вести себя на улице – статья вам в помощь.

Источник: https://tutrastut.ru/article/kogda-mozhno-otpustit-rebenka-gulyat-odnogo

Правовая помощь
Добавить комментарий