Имеет ли право следователь осуществить мой привод, когда я нахожусь на амбулаторном лечении?

Что делать если вызывают на допрос / вызывают для дачи объяснений? – Адвокат

Имеет ли право следователь осуществить мой привод, когда я нахожусь на амбулаторном лечении?

Многие граждане, к сожалению, не знают своих прав, либо имеют о них весьма отдаленное либо искаженное представление. При этом в большинстве случаев, нигде, кроме как  у профессионального защитника — адвоката по уголовным делам квалифицированную консультацию получить сложно.

Возьмем распространенную ситуацию, когда Вам звонит сотрудник полиции (следственного комитета, госнаркоконтроля, прокуратуры) и приглашает Вас для дачи объяснений или на допрос.

Важно понимать, что все вышеуказанные государственные органы обладают разной компетенцией, и их интерес к Вашей персоне может быть связан с разными фактами.

1)Кто может вызывать на допрос или для дачи объяснений?

Так в частности сотрудники полиции (оперативный уполномоченный, участковый уполномоченный, дознаватель, следователь) могут вызывать Вас в связи с производством по делу об административном правонарушении, производством по уголовному делу, а так же при проведении проверки при наличии сообщения о совершенном преступлении (т.н. «доследственная проверка»).

Интерес со стороны сотрудников госнаркоконтроля либо следственного комитета может быть вызван производством по уголовному делу либо проверкой сообщения о совершенном преступлении.

И наконец, если Вас вызывает сотрудник прокуратуры, то это связано либо с производством по делу об административном правонарушении, либо с проведением прокурорской проверки в рамках надзорной деятельности органов прокуратуры.

2)Что такое допрос и дача объяснений?

Немного терминологии: допрос – это следственное действие, которое осуществляется в рамках уголовного дела следователем либо дознавателем. Свидетель и потерпевший обязаны давать показания, за отказ от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность. Результатом допроса -является протокол допроса.

Объяснение – это ваши пояснения по существу заданных вопросов, они берутся в рамках дел об административных правонарушениях, в прокуратуре в рамках их надзорной деятельности, в рамках доследственных проверок сообщений о преступлениях так же берутся объяснения. За отказ от дачи объяснений какая-либо ответственность не предусмотрена. Результатом дачи объяснений является письменный документ, который так и называется: «Объяснение».

По своему содержанию допрос и дача объяснений могут практически либо совсем не отличаться, различен их правовой статус, порядок проведения и доказательственное значение.

Не вдаваясь в юридические нюансы отмечу, что в рамках уголовного дела доказательством являются только показания, данные при допросе и зафиксированные в соответствующем протоколе.

Подробнее про особенности такого следственного действия как допрос, можно прочитать здесь.

Итак, что необходимо знать и помнить при вызове Вас на допрос либо для дачи объяснений?

3) Порядок вызова на допрос.

Стоит отметить, что порядок вызова на допрос регламентирован законом только в рамках уголовного дела, в частности ст. 188 УПК РФ и дела об административном правонарушении (ст. 25.15 КоАП РФ).

Во всех остальных случаях (вызов в прокуратуру, вызов в рамках доследственной проверки во все вышеуказанные органы) порядок ничем не регламентирован, в законодательстве упоминается лишь право соответствующего должностного лица осуществить вызов гражданина для дачи объяснений.

Чаще всего сотрудники правоохранительных органов прибегают к устной форме вызова – т.е. посредством телефонного звонка. Данная форма законом не предусмотрена, поэтому не может считаться надлежащей формой вызова на допрос. Т.е. проще говоря – никуда Вы являться по телефонному звонку не обязаны.

Надлежащей формой вызова на допрос, либо для дачи объяснений считается повестка либо письменное извещение. В повестке/извещении должно быть указано: кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки, а также последствия неявки без уважительных причин.

В рамках дела об административном правонарушении надлежий вызов осуществляется заказным письмом с уведомлением о вручении, повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование извещения или вызова и его вручение адресату.

Только при соблюдении вышеуказанных условий можно говорить о том, что Вас действительно куда-то вызвали, и у Вас, как у законопослушного гражданина, возникла обязанность явиться по вызову в соответствующий государственный орган.

Все нижеизложенные рекомендации рассматриваются именно с позиции надлежащего вызова Вас в правоохранительный орган.

Теперь рассмотрим вопрос о неявке по вызову на допрос либо для дачи объяснений.

4) Неявка на допрос либо для дачи объяснений.

В случае, если Вас надлежащим образом известили (см. п.1), однако вы в силу каких-либо уважительных причин явиться не можете, то необходимо обязательно уведомить лицо, которое Вас вызывает. Контактные телефоны, как правило, всегда указываются на самой повестке.

Перечень уважительных причин для неявки законодательством не определен, однако на практике к таковым относят: нахождение на лечении, тяжелые семейные обстоятельства, объективная невозможность прибыть на допрос (например, нахождение в другом городе в другом регионе).

Если вышеуказанные условия соблюдены, то негативные последствия неявки (о которых ниже) по вызову следователя дознавателя на Вас распространятся не могут.

Однако, в случае неявки без уважительных причин, Вы можете быть подвергнуты приводу в рамках уголовного дела либо дела об административном правонарушении, который заключается в принудительном доставлении гражданина сотрудниками полиции к лицу, которое вынесло решение о приводе.

Важно то, что в рамках доследственной проверки по сообщению о совершении преступления, полномочий на привод у должностных лиц не имеется, т.к. еще нет свидетелей, потерпевших, подозреваемых, т.е. нет лиц, в отношении которых привод может быть осуществлен. Другими словами до возбуждения уголовного дела никто принудительно заставить Вас явиться к следователю либо дознавателю не может.

5) Участие адвоката при допросе, при даче объяснений.

Каждый имеет право на получение квалифицированной юридической помощи. Это право закреплено в ст. 48 Конституции РФ. Участие адвоката при вашем допросе, либо при даче Вами объяснений является реализацией вашего конституционного права.

Почему важно, если и не непосредственное участие адвоката при даче вами объснений/при допросе, то хотя бы своевременная юридическая консультация до допроса/дачи объяснений?

Во-первых адвокат разъяснит Вам ваши права и обязанности, связанные с проведением вышеуказанных действий. Формально, следователь, дознаватель сами обязаны это делать, однако зачастую либо забывают об этом, либо сознательно не говорят.

Во-вторых адвокат поможет вам сформировать вашу позицию, подскажет на сколько «страшен» сам факт вашего вызова на допрос, а так же даст рекомендации по поведению в ходе самого допроса.

В-третьих присутствие адвоката при самом допросе благоприятно сказывается на поведении должностного лица, проводящего допрос, равно как и у вас появляется возможность получать краткие юридические консультации оперативно — в ходе самого допроса.

Таким образом, своевременное обращение за юридической помощью в случае Вашего вызова на допрос/для дачи объяснений сохранит Вам нервы, прояснит ваше правовое положение в данной ситуации и сбережет Вас от возможных ошибок.

При этом не обязательно, что адвокат будет выступать именно в качестве защитника, возможно участие адвоката и для кратких консультаций в ходе допроса/дачи объяснений.

6) Рекомендации при вызове на допрос.

Подводя итог можно выделить следующие рекомендации в случае если Вас вызывают на допрос/для дачи объяснений:

  • требовать вызова Вас в надлежащей форме — т.е письменно (если вызов осуществлен устно);
  • уточнить повод, основания вашего вызова, а так же в каком качестве вас вызывают;
  • в случае невозможности явиться по вызову, сообщить об этом вызывающему вас лицу;
  • в случае сомнений, неясностей и неуверенности в своем положении обратиться к адвокату за консультацией, при необходимости воспользоваться услугами адвоката по уголвным делам.

Почитать еще

Источник: https://ad-ab.ru/chto-delat-esli-vyzyvayut-na-dopros/

Кс подтвердил неправомерность привода и допроса адвоката как свидетеля по делу доверителя без санкции суда

Имеет ли право следователь осуществить мой привод, когда я нахожусь на амбулаторном лечении?

С 2016 г. в производстве разных следователей СУ СК России по Ярославской области находились два уголовных дела в отношении моего доверителя Владимира Зубкова, обвинявшегося в покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу (впоследствии дела были объединены в одно).

В рамках названных уголовных дел расследовались обстоятельства гражданских дел (где якобы были сфальсифицированы доказательства) и иных дел, по которым я оказывал юридическую помощь.

Дело в том, что я также осуществлял правовое сопровождение избирательной кампании регионального отделения партии, которое возглавлял Зубков, это тоже расследовалось по уголовным делам. 

На протяжении всего периода расследования меня неоднократно вызывали на допрос в качестве свидетеля. В письменных ответах я указывал, что обстоятельства дел мне известны в связи с оказанием юридической помощи, данная информация составляет адвокатскую тайну (п. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре, ст. 6 КПЭА, Разъяснения комиссии по этике и стандартам ФПА РФ от 28 июня 2017 г.

№ 07/17 «По вопросу предания адвокатом огласке сведений о преступлениях или иных правонарушениях» и т.д.). При этом я подчеркивал, что не могу быть вызван и допрошен в соответствии с п. 2 ст. 8 Закона об адвокатуре, п. 2, 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, а также Постановлением Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П, Определением КС от 8 ноября 2005 г. № 439-О и т.д.

Следователь СУ СК России по Ярославской области Евгений Сучков,  заканчивавший расследование объединенного уголовного дела, игнорируя предоставленные обвиняемому конституционные права и мои профессиональные гарантии, продолжил вызывать меня на допрос, угрожая привлечением к уголовной ответственности в случае неявки. В моих официальных ответах я обозначил границы информации, составляющей адвокатскую тайну, и уголовные дела, по которым я оказываю юридическую помощь. 

В декабре 2017 г. следователь вынес постановление о моем принудительном приводе, а также подписал поручение в адрес УЭБиПК УМВД России по Ярославской области о проведении в отношении меня ОРМ с целью проверки причастности к инкриминируемым доверителю деяниям.

19 декабря 2017 г. следователь обратился в суд с ходатайством о разрешении провести допрос меня в качестве свидетеля и очную ставку между мной и моим подзащитным Зубковым.

При этом следователь указал в ходатайстве, что я отказываюсь являться на следственные действия по повесткам, ссылаясь на статус представителя в гражданском деле и защитника в уголовном деле. Постановлением судьи Кировского районного суда г.

Ярославля в принятии ходатайства отказано. То есть суд не разрешил следователю вызывать меня на допрос в качестве свидетеля.

КС: допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводуСуд подчеркнул, что последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя адвоката на юридическую помощь

27 декабря того же года я должен был оказать своему доверителю Артему Серову юридическую помощь по подаче административного и гражданского исков, а затем участвовать в суде в качестве представителя Григория Пущаенко.

Однако когда я вышел из подъезда дома и разместился в автомобиле Серова, приехавшего, чтобы подписать исковые заявления и отвезти в суды, меня задержали оперуполномоченные УЭБиПК УМВД России по Ярославской области Александр Свистунов и Илья Кузнецов и стали избивать в присутствии несовершеннолетнего сына, также находившегося в машине. В итоге я был принудительно доставлен на допрос. 

Таким образом, сотрудники полиции нарушили п. 4 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства, а органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению их безопасности. 

Во время допроса меня окружили те же оперуполномоченные, а также представители СК и иные лица.

Я был вынужден отказаться от дачи показаний в качестве свидетеля, указав это в протоколе допроса, а не в адвокатском обращении.

Однако мой отказ от дачи свидетельских показаний, зафиксированный в протоколе допроса, в дальнейшем рассматривался следователем, прокурорами и судьями как свидетельские показания. 

Мое конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи (следователь угрожал мне уголовным преследованием) было нарушено, как и принцип равенства следователя и адвоката, в связи с чем я вынужден был заявить об отказе в даче показаний в «подсунутом» мне протоколе допроса в качестве свидетеля. 

Отмечу, что в данном документе никаких моих свидетельских показаний не фигурировало.

Напротив, я в очередной раз подчеркнул обстоятельства, в связи с которыми я не могу быть вызван и допрошен в качестве свидетеля по данному делу, отметил, что действия сотрудников полиции по приводу и допросу, постановление о принудительном приводе, а также протокол незаконны, а все заявленное мной в протоколе является не свидетельскими показаниями, а очередным письменным ответом на вызов.

На следующий день я обратился к следователю и в областную прокуратуру с заявлениями и сообщил об отказе от дачи показаний по тем же основаниям (но оформленном уже на адвокатском бланке), где указал, что изложенная в протоколе допроса информация является недействительной из-за нарушения моих профессиональных гарантий.

Кроме того, действия следователя, полицейских, постановление и поручение следователя были обжалованы в областные прокуратуру, следственное управление и УФСБ (откуда до сих пор не получено ответа), а также в Кировский районный суд г. Ярославля.

Постановлением суда от 9 января 2018 г. в принятии жалобы было отказано, поскольку в действиях следователя, сотрудников полиции и иных лиц суд усмотрел объективные признаки должностных преступлений, предусмотренных ст. 286 и 293 УК РФ. Суд апелляционной инстанции отменил постановление суда первой инстанции, вернув жалобу в суд для рассмотрения.

Постановлением того же суда (но в ином составе) от 19 марта 2018 г., «устоявшим» в апелляции, постановление следователя о приводе на допрос, его поручение о проведении ОРМ, а также действия полицейских по принудительному приводу были признаны законными.

Свое решение суд мотивировал тем, что мне известны обстоятельства дела, поэтому я являюсь свидетелем, следователь уполномочен самостоятельно расследовать дело и принимать по нему решения, которые я обязан исполнять, и, поскольку я не являлся по вызову на допрос, принудительный привод правомерен.

Применив нормы УПК РФ, касающиеся свидетелей и полномочий в их отношении следователя, суд апелляционной инстанции проигнорировал положения Конституции РФ и Закона об адвокатуре. 

Полагая, что суд не обеспечил состязательность и равноправие сторон, а также считая апелляционное постановление незаконным, поскольку оно противоречит как Конституции РФ и иным нормам национального права, так и нормам и общепризнанным принципам международного права, мы с моим доверителем обжаловали указанные процессуальные решения в Конституционный Суд РФ.

Определением от 11 апреля 2019 г. № 863-О КС признал жалобу не подлежащей дальнейшему рассмотрению, поскольку ранее неоднократно высказывал правовую позицию по аналогичным вопросам (например, в постановлениях от 29 ноября 2010 г. № 20-П, от 17 декабря 2015 г. № 33-П).

Так, КС указал, что в отношении адвоката, которому обстоятельства дела стали известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или ее оказанием, не могут в отсутствие предварительного решения суда осуществляться следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия. 

Предварительное решение суда должно установить, по какому делу планируется допрос адвоката в качестве свидетеля и не повлечет ли он нарушения права доверителей на оказание им юридической помощи.

При наличии предварительного решения суда, разрешающего следователю, дознавателю произвести в отношении адвоката следственные действия, адвокат должен добровольно исполнить данную обязанность, чем предотвратить принудительный привод на допрос в качестве свидетеля и срыв получения доверителями юридической помощи (п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре). Привод адвоката на допрос является самостоятельным действием, разрешение на осуществление которого также предварительно должен дать суд.

В то же время КС не разъяснил право на пересмотр дела, рассмотренного первой и апелляционной инстанциями. Полагаю, это объясняется тем, что дела были рассмотрены в порядке ст. 125 УПК РФ (в определении указано, что решения и действия следователя в отсутствие предварительного решения суда не являются основанием для отстранения меня от дальнейшего участия в деле). 

Хотелось бы подчеркнуть важность данного Определения для защиты как профессиональных прав адвокатов, так и права доверителей на получение квалифицированной юридической помощи.

Ранее КС не принимал решений по жалобам, в которых указывалось бы на незаконные, по мнению заявителя, решения и действия следователя и сотрудников полиции по принудительному приводу и допросу адвоката в качестве свидетеля (в основном это были решения по вопросам обысков, выемки и др.).

При наличии оснований для пересмотра дела (в зависимости от того, как суд, в производстве которого находится уголовное дело, отреагирует на Определение КС) мы обратимся с соответствующим заявлением в суд, а в случае его несогласия с указанным основанием – вновь в КС.

В заключение добавлю, что в настоящее время все промежуточные судебные решения находятся в процессе обжалования.

Так, апелляционным постановлением Ярославского областного суда от 7 июня изменено постановление суда первой инстанции от 16 мая, которым отказано в удовлетворении ходатайства моего подзащитного Владимира Зубкова о возвращении уголовного дела прокурору.

Апелляция исключила из решения суда первой инстанции указание на то, что я являюсь свидетелем по уголовному делу, за мной признаны статус защитника и право на участие в деле. 

Также Президиум Ярославского областного суда принял к рассмотрению кассационную жалобу на постановление Кировского районного суда г. Ярославля от 19 марта 2018 г.

и апелляционное постановление Ярославского областного суда от 14 мая того же года, которыми было отказано в удовлетворении жалоб в порядке ст.

125 УПК РФ на решения и действия следователя, действия и бездействие оперативных уполномоченных и других полицейских. Рассмотрение жалобы назначено на 26 июня.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/ks-podtverdil-nepravomernost-privoda-i-doprosa-advokata-kak-svidetelya-po-delu-doveritelya-bez-sanktsiy-suda/

Уголовное дело на шестом месяце изъято из производства местных комбинаторов

Имеет ли право следователь осуществить мой привод, когда я нахожусь на амбулаторном лечении?

Ниже я публикую заявление, которое я направлял в Генеральную прокуратуру. Прошу обратить внимание, что не жалобу, а именно заявление о преступлениях.

На первый пункт заявления я получил ответ. А вот где ответы еще на три пункта? Видимо, надо официально напомнить прокуратуре о их существовании, что я сегодня и сделаю.

В Генеральную прокуратуру РФ

от Воронина Владимира Ильича,

проживающего по адресу:

Тюменская область, Ишимский район,

п. Плодопитомник

Заявление

 Обращаться в межрайонную, областную или региональную прокуратуру считаю нецелесообразным. Прошу в установленном законом порядке зарегистрировать мое заявление и провести объективную проверку.

 Два года назад я запустил проект vishime.org, целью которого было опубликование на сайте материалов о неблаговидных, в том числе и преступных,  деяниях чиновников города Ишима и района. Девиз сайта «Мы не против власти, мы против хапуг во власти».

По материалам, опубликованным на сайте, после проверок принято судебное решение о признании Постановления администрации о предоставлении земельного участка заместителю главы города Мироновой Т. и начальнику МСО СУ СК РФ по Тюменской области Суворову В. не законным, а гаражи, построенные на этих участках подлежащими сносу (Гаражное дело).

Осуждена директор детского сада № 24 Погарских Л., которая за счет детского сада закупала деликатесы для собственных нужд. (Икорное дело).

Осуждена главный бухгалтер детского сада № 19 Борисова И., похитившая из кассы детского сада 2 млн. рублей.

Уволена заместитель главы города по социальным вопросам Миронова Т.

Проводится проверка по незаконному получению земельного участка и самовольному возведению на нем СТО заместителем главы города Кадушкиной Н.

Уволен помощник прокурора Афонасьев О. В отношении его проводится проверка по факту получения взятки.

Составлено несколько протоколов об административных правонарушениях и лица, их совершившие, понесли заслуженное наказание.

10 января этого года я на сайте опубликовал заметку о безобразиях, происходящих в охотхозяйстве, расположенном в районе д. Ожогино Ишимского района. Руководителем этого охотхозяйства в то время был депутат городской думы Кнот А.Е. 

К тексту был приложен аудиофайл с записью разговора двух мужчин, которые обговаривают способы уйти от уголовной ответственности за браконьерство.

13 января к начальнику МСО г.Ишима СУ СК РФ по Тюменской области Суворову В. обратился его друг Кнот А.Е.

и под диктовку Суворова написал заявление о том, что запись, приложенная к публикации о безобразиях в охотничьем хозяйстве – его телефонный разговор с другом Дегояном М.Г.

, который происходил в декабре 2009 года, а посему он просит привлечь автора статьи за нарушение тайны телефонных переговоров.

Суворов В. дает команду следователю по особо важным делам Бустанову К. провести доследственную  проверку и решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

15 января я был приглашен к следователю, где рассказал ему о том, как ко мне попал фрагмент записи и попытался передать ему флэшку с записью. Следователь сказал, что запись ему не нужна. Позже мне стало понятно такое решение следователя. Если бы он взял у меня флэшку с записью фрагмента разговора, то оснований для производства обыска в моих жилищах у следствия бы не было.

В ходе доследственной проверки следователем было установлено, что тайна телефонных переговоров была нарушена 23 декабря 2009 года в установленном законом порядке в рамках дела оперативной разработки.

Позже запись, опять же в установленном законом порядке, была рассекречена и передана в полицию для приобщения к материалам проверки по факту задержания во время незаконной охоты в то время  председателя городской думы Кнот А. и сына главы администрации Ишимского района Вотякова А.

То есть запись стала доступной для прослушивания неопределенного круга лиц.

Материал проверки в отношении Кнота А. был утрачен. Позже восстановлен, но было утрачено главное доказательство вины Кнота А. – диск с записью телефонного разговора, где он сам признается в том, что совершил браконьерство. И только в 2011 году по материалу было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношение Кнота А. и Вотякова А.

Следователем было также установлено, что никакого отношения к полиции, прокуратуре в то время я уже не имел, так как с 2003 года нахожусь на пенсии.

Кнот  А., испугавшись, что в отношении его возобновится проверка по факту браконьерства, обратился за помощью к своему другу и компаньону по бизнесу заместителю главы областной думы Рейн В.А.

, который в свою очередь обратился с просьбой оказать ему помощь к начальнику СУ СК РФ по Тюменской области Богинскому М.В. и тот дал команду Суворову В.

возбудить в отношение меня уголовное дело, произвести обыски и «выгрести» все, что касается компромата на чиновников.

27 января сего года Бустанов К., зная, что в моих действиях нет состава преступления,  возбуждает уголовное дело № 201500020/19 в отношении меня по ч.1 ст. 138 (Нарушение тайны телефонных переговоров).

С 16 часов 29 января до 5 часов утра 30 января проводит в моей квартире, доме матери, доме тещи обыски, в ходе которых изымает компьютер, три жестких диска, три модема, сломанный планшет, пленочный фотоаппарат. Два обыска проводятся в ночное время.

Ни на одном обыске мне не был предоставлен защитник. Пригласить своего адвоката следователь не позволил, сказав, что он мне не положен.

До 30 марта никаких следственных действий по делу не проводилось. 30 марта следователь Бустанов К. пригласил меня и уведомил, что срок предварительного следствия по делу продлен до трех месяцев. Ознакомить меня с основаниями продления срока отказался, заявив, что это меня не касается. Таким образом, он лишил меня права обжаловать Постановление о продлении срока в суде.

Поскольку Ишим – городок маленький и все тайное через неделю становится явным, то мне стало известно, что Суворов В.

, зная о бесперспективности уголовного дела, возбужденного в отношении меня (если бы не указание Богинского М, то по заявлению Кнот А.

было бы вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела) возлагал большие надежды на решение по гражданскому делу № 2-618/2015 по заявлению прокурора Кондрашкина Е. о признании материалов публикуемых на сайте экстремистскими.

Если суд признает материалы экстремистскими, то Суворов возбуждает уголовное дело за изготовление, распространение экстремистских материалов, объединяет его с делом о нарушении тайны телефонных переговоров и в суд.

Вот только суд не признал материалы, публикуемые на сайте экстремистскими, о чем вынес решение.  А срок по уголовному делу заканчивается 27 апреля. Для продления срока еще на месяц оснований нет.

Суворов находит другой выход из создавшегося положения. Докладывает Богинскому, что я на сайте выставил материал, в котором высказываю сомнения в профессиональной подготовке следователя Бустанова. А это, по мнению Суворова – клевета. Богинский М.

дает команду провести доследственную проверку, возбудить уголовное дело по ч.2 ст.298.1 (Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава) и присоединить его к уголовному дело по ч.1 ст.138 УК РФ.

Появится формальное основание для продления срока расследования еще на один месяц.

Однако 27 апреля 2015 года следователь по особо важным делам по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Тюменской области Черепанов в возбуждении уголовного дела отказал за отсутствием в моих действиях признаков состава преступления.

26 мая 2015 года мне позвонил следователь Бустанов и сказал, что он, посовещавшись с руководством, учитывая мои прошлые заслуги, решил прекратить в отношении меня дело по амнистии. Я по телефону заявил, что не согласен с таким решением и предложил повесткой вызвать меня к себе, чтобы письменно отказаться от применения в отношении меня акта амнистии.

29 мая сего года в 9 часов 30 минут ко мне домой прибыли на автомашине «Газель» два сотрудника полиции.

Они предъявили постановление следователя Бустанова о принудительном приводе меня к нему для производства следственных действий. Я под конвоем прибыл к следователю.

Когда спросил, что какие основания были у следователя для принудительного привода, тот ответил, что несколько раз звонил моей жене по телефону, а она отвечала, что меня нет дома.

На этом основании он решил, что я могу скрыться от предварительного следствия, а впоследствии от суда, а потому вынес постановление о принудительном приводе и избрал меру пресечения «подписка о невыезде». После этого я написал письменный отказ от применения ко мне акта амнистии.

Когда я отказался от амнистии, то следователь Бустанов заявил, что тогда мне придется пройти амбулаторную психиатрическую судебную экспертизу. Начальник СУ СК РФ по Тюменской области генерал Богинский М. продлил следствие до пяти месяцев, т.е.  до 27 июня 2015 года.

Я пытался объяснить, что на учете в психоневрологическом диспансере не состою, служил в армии в воздушно-десантных войсках, учился в двух учебных заведениях МВД, регулярно проходил плановые ВВК.

В 2003 году был уволен из МВД на пенсию в связи с достижение предельного срока службы из УБОП в звании подполковника милиции. При увольнении опять прошел ВВК. Никаких проблем с психикой выявлено не было.

Ранения в голову не имел, контузий не имел, травм головы не было, сознание не терял.

Однако следователь Бустанов слушать меня не захотел, а заявил, что он считает меня неадекватным, а потому и назначает психиатрическую экспертизу. По его мнению, я не осознаю серьезности ситуации, в которой нахожусь, допускаю шутки, улыбаюсь. Нормальный человек, опять же, по его мнению, так себя вести не может. 

Он ознакомил меня с постановлением о назначении амбулаторной психиатрической судебной экспертизы и вручил уведомление о прибытии к нему 1 июня сего года для получения направления на экспертизу.

Одновременно с этим Суворов В. рекомендовал бывшему помощнику прокурора Афонасьеву О. написать заявление, в котором обвинить меня в клевете. Материал проверки находится в отделе дознания полиции.

Я опубликовал на сайте документы, которые дают основание полагать, что Афонасьев, будучи прокурором Сладковского района, вел себя не совсем чистоплотно. Прокуратура области по материалам моей публикации провела проверку и уволила Афонасьева задним числом.

Вечером 29 мая мне стало плохо. В настоящее время нахожусь на амбулаторном лечении с диагнозом гипертонический криз. Считаю, что эта реакция организма на незаконные действия, точнее травлю меня начальником МСО СУ СК РФ по Тюменской области Суворовым В, следователем Бустановым К, потерпевшим депутатом Кнот А.

В течение четырех месяцев вышеперечисленные господа оказывали на меня моральное давление с единственной целью – я должен закрыть проект vishime.

org и отказаться от публикации информации, содержащей факты коррупции со стороны чиновников города и района. А заместитель прокурора Ахметдинов Р.

заявил, что в следующий раз я буду знать на кого поднимать руку. Я понял, что он имел ввиду депутата Кнот А.Е.

Сам потерпевший по делу депутат думы Кнот А.Е. в администрации города заявил, что я болею шизофренией и что вопрос о моем помещении в стационар психиатрической больницы уже решен и что он уже позаботился об этом.

Учитывая обширные знакомства депутата Кнот А.Е., его друга депутата Рейн В.А., практически неисчерпаемые их финансовые возможности, я имею все основания полагать, что исход психиатрической экспертизы предрешен.

Учитывая, что начальник МСО Ишима СУ СК РФ по Тюменской области Суворов Василий Васильевич заинтересован в исходе дела, так как мстит за то, что я добился признания судом сноса его гаража, как незаконно возведенного строения; потерпевший по делу депутат городской Думы Кнот Александр Емельянович в своем заявлении признался в совершении браконьерства в 2009 году и тоже заинтересован в том, чтобы я был осужден за то, что сам того не ведая опубликовал главное доказательство вины Кнот А.Е. в совершение браконьерства; начальник СУ СК РФ по Тюменской области Богинский М.В. так же заинтересован в том, чтобы меня осудили, так как дал устное указание Суворову возбудить дело и «выгрести» у меня весь компромат на чиновников Ишима и района и продлил следствие по делу до 5 месяцев, хотя уголовное дело никакой сложности не представляет, а поэтому

Прошу:

1. Уголовное дело № 201500020/19, возбужденное в отношение меня 27 января 2015 года по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 138 УК РФ изъять из юрисдикции МСО г.Ишима СУ СК РФ по Тюменской области и провести объективную проверку законности  уголовного преследования меня по ч.1 ст.

138 УК РФ. Если в моих действиях будут усмотрены признаки состава преступления, то предъявить мне обвинение и направить дело в суд. Если в моих действиях нет признаков состава преступления, то уголовное дело прекратить и предоставить мне возможность реабилитации за незаконное уголовное преследование.

2. Провести объективную проверку в отношении Суворова Василия Васильевича, который с 13 октября 2014 года не исполняет решение суда о сносе незаконно построенного гаража на территории школы.

Кроме того незаконно получил земельный участок для строительства дома быта. Проверить его действия на предмет злоупотребления служебным положением и решить вопрос о дальнейшем его пребывании в должности начальника МСО г.

Ишима СУ СК РФ по Тюменской области.

3. Возобновить проверку по факту незаконной охоты Кнот Александра Емельяновича в декабре 2009 года с учетом опубликованной на сайте записи, которую Кнот А.Е.

признал как его телефонный разговор и в которой он фактически признается в совершении браконьерства.

Признать его виновным в незаконной охоте в декабре 2009 года и в возбуждении уголовного дела отказать за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

4. Изучить роль руководителя СУ СК РФ по Тюменской области Богинского Михаила Вячеславовича в привлечении меня к уголовной ответственности и дать правовую оценку его действиям.

Владимир Воронин

viv2050@yandex.ru

Источник: http://vishime.org/index.php/blogi/1192-ugolovnoe-delo-na-shestom-mesyatse-izayato-iz-ppoizvodstva-mestnyh-kombinatopov

Правовая помощь
Добавить комментарий