Имеют ли право проводить проверку на полиграфе в СИЗО?

03.07.2013.

Имеют ли право проводить проверку на полиграфе в СИЗО?
страница » Публикации » Ставка на детектор лжи

 Следственный комитет делает ставку на детектор лжи

За минувший год показания полиграфа стали вдвое чаще ложиться в основу обвинительного приговора

Следственный комитет России (СКР) провел масштабное исследование практики по работе при расследовании преступлений с полиграфами.

В результате ведомство намерено ввести обязательную съемку процедуры проверки на видеозапись, а также чаще прибегать к детекторам лжи и укомплектовать подразделения новыми специалистами соответствующей квалификации.

Однако эксперты обеспокоены статистикой СКР: полиграфическая экспертиза стала в два раза чаще оборачиваться для испытуемого обвинительным приговором.

Как выяснили «Известия», Следственный комитет изучил собственную практику использования полиграфа и пришел к ряду любопытных выводов, которые были доведены до руководства всех региональных подразделений ведомства. 

В целом, заключили в СКР, использование детектора лжи приносит положительные результаты и будет внедряться все активнее. По тяжким и особо тяжким преступлениям проверка на детекторе лжи проводится все чаще и чаще, и она нередко становится основой для обвинительного акта. 

Так, в 2012 году полиграфологам СК поручили больше 10,6 тыс. проверок. По сравнению с 2011 годом выводы экспертизы становились основой обвинительного заключения почти в два раза чаще (с 445 случаев до 855). 

На 50% возрос показатель прекращения уголовных дел, также благодаря экспертизе с использованием детекторов лжи (156 к 231). Иногда результаты теста на детекторе лжи способствуют оправдательному приговору (девять случаев в 2012 году и шесть — в 2011-м).

Тем не менее, полиграфологов в Следственном комитете не хватает. Как отмечают в СК, зачастую на плечи существующих экспертов ложится большая нагрузка, иногда «доводящая сотрудников до увольнения».

Так, например, без штатного эксперта-полиграфиста обходятся в Смоленской области: территориальному управлению приходится обращаться в соседние регионы. Вместе с тем в СК отмечают возрастающее сопротивление со стороны адвокатов в судебных заседаниях.

Ведомство рекомендует сделать практику исследований на полиграфе более широкой и значимой, повысить ее уровень. 

 В комитете призывают усилить квалификацию полиграфологов и проводить проверки на детекторе лжи с обязательной видеозаписью. 

Эти планы не удивляют представителей защиты: экспертное заключение о проверке на полиграфе часто служит основой для обвинительного приговора. Председатель президиума межрегиональной коллегии адвокатов Владимир Жеребенков считает, что детектор лжи станет причиной «сфабрикованных дел»

— Психофизические возможности каждого человека разные, и стопроцентного результата здесь нет, и вряд ли он может быть.

За него здесь отвечает тот, кто пишет заключение, ведь данные полиграфа можно трактовать как угодно. А в криминалистике доказуемым является результат, который однозначен, например дактилоскопия.

С тех пор как полиграф стал использоваться, больше стало неправосудных и ошибочных решений, – уверен защитник. 

По словам Жеребенкова, эта экспертиза не дает результата, на который можно ссылаться при вынесении приговора.

— За экраном аппарата сидит живой человек, и нет гарантии, что эксперт беспристрастен, если Следственный комитет ему платит зарплату. Мы рискуем получить в будущем массу неправосудных решений, особенно по громким делам, — говорит адвокат.

Защитник вспоминает случаи, когда именно на основании заключения полиграфолога выносилось обвинительное решение. Так, был осужден на 13 лет лишения свободы  Владимир Макаров (в дальнейшем по апелляции срок был снижен до пяти лет), обвиненный в сексуальных преступлениях против своей дочери. Это дело сопровождалось широким общественным резонансом. 

Обратную картину, когда полиграф показывает невиновность преступника, а затем следствие доказывает обратное, иллюстрирует дело Алексея Кабанова, убившего и расчленившего свою жену в январе 2013 года, проверка на полиграфе не показала его виновности, приводит пример юрист.  

— Пока что эта процедура может проводиться с согласия обвиняемого, но я подозреваю, что у СК есть огромное желание оснастить все свои подразделения полиграфами и сделать процедуру обязательной, косвенное доказательство может стать основным. Также какое-то время назад цифровые аудиозаписи не принимались как доказательство, так как их можно монтировать, а сейчас они принимаются. Возможно, то же самое произойдет с полиграфом. 

— Кроме того, — утверждает Жеребенков, — полиграф можно обмануть, выпив большое количество кофе или, наоборот, приняв транквилизатор, другие психотропные препараты, можно положить кнопку в ботинок, существует психологическая подготовка. А фиксирование процесса на камеру — слабое доказательство, работающее только на сторону обвинения. 

С другой стороны, считает адвокат Игорь Трунов, полиграф является одним из самых прогрессивных инструментов следствия.

— Будущее за наукой и наукоемким методом сбора доказательств, я это поддерживаю, это прогресс и развитие в доказывании, — заявил «Известиям» Игорь Трунов. — Рост использования полиграфа как косвенного доказательства вполне обоснован. Это хорошо показывает честность человека по отношению к следствию. 

Адвокат отметил, что говорить о полиграфе как об истине в конечной инстанции нельзя, его можно обмануть, и он зависим от настроенности эксперта. Но, говорит Трунов, речь идет об одном из доказательств, которые не пользуются приоритетом. 

— В суде всегда оценивается комплекс доказательств, и полиграф тут имеет право на жизнь, в части уголовных дел Следственный комитет абсолютно прав, — считает адвокат.

— Не могу понять позиции тех, кто недоволен этим инструментом, ведь проверку на полиграфе можно провести только при желании. Будущее за научной системой сбора доказательств.

Детектор лжи будет совершенствоваться и в перспективе станет более качественным доказательством.

В Москве и других городах России существует большое количество аккредитованных экспертов-полиграфологов и фирм, работающих в частном порядке. Проверку на честность запрашивают для решения семейных проблем, например, выявления супружеской неверности или на службе — в некоторых компаниях распространена проверка на полиграфе при служебных расследованиях. 

— фиксация в нашей службе производится по желанию специалиста, но вообще любой хороший эксперт проводит ее для себя, чтобы наблюдать движения рук и ног проверяемого, — рассказала Татьяна Кунцевич, директор службы безопасности компании Nemicida, организующей проверки на полиграфе. — Главным остаются предтестовая беседа и хорошая работа психолога-полиграфолога до начала обследования, когда на человеке закрепляют датчики.

Другой частный эксперт-полиграфолог подтвердил, что если экспертиза готовится для следствия, прокуратуры и СК, то обязательно производится видеозапись. Специалист также отметил, что к его коллегам часто обращаются из органов, поскольку время штатного полиграфолога в полиции расписано по минутам.

Источник: http://zakon-i.ru/articles/news203072013/

С учетом современных требований: у фсин появился свой закон о службе

Имеют ли право проводить проверку на полиграфе в СИЗО?

2018-07-29T15:03+0300

2018-07-29T19:09+0300

https://ria.ru/20180729/1525546872.html

С учетом современных требований: у фсин появился свой закон о службе

https://cdn24.img.ria.ru/images/152029/92/1520299298_0:149:3072:1877_1036x0_80_0_0_f1b17dae36867d5bdd7e55aac7accafa.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 29 июл — РИА Новости. Новый закон о службе в уголовно-исполнительной системе будет способствовать укреплению служебной дисциплины в ведомстве и позволит повысить профессионализм сотрудников, рассчитывают во ФСИН.

Федеральный закон был подписан президентом 19 июля и вступает в силу с 1 августа 2018 года. Он заменит собой морально устаревшее положение о службе в органах внутренних дел, утвержденное еще в 1992 году, которым ФСИН России до сих пор руководствовалась в своей деятельности.

Требование о ротации и воспитании сотрудников 

Одной из новелл документа является то, что он вводит механизм ротации руководителей территориальных органов УИС. “Мы ждали, что эта ротация состоится.

У нас теперь есть это право, и если отказывается сотрудник ротироваться, то он может быть уволен”, — прокомментировал РИА Новости это положение высокопоставленный собеседник во ФСИН.

Во-вторых, директору ФСИН дано право проводить и организовывать воспитательные мероприятия среди подчиненных, раньше такого права не было.

Не были регламентированы единоначалие и субординация, теперь уже могут быть требованием правила приветствия друг друга, правила ношения форменной одежды и субординация между старшими и младшими начальниками.

Законом вводится дисциплинарный устав уголовно-исполнительной системы. Это будет дополнительная форма работы, уставом можно определить порядок формы одежды, порядок отношений между сотрудниками в рамках действующей субординации, порядок заступления на службу, то есть это будет свод правил сотрудников.

Профпригодность и повышение квалификации 

Документ вводит проверки на профпригодность, их организация теперь в компетенции директора службы. Как рассказали во ФСИН, раньше проверка на употребление запрещенных препаратов, наркотических средств проводилась только с согласия сотрудника, теперь это будет регламентировано нормативно-правовым актом.

Кроме того, закон предусматривает возможность проведения психофизиологических исследований при отборе, то есть кандидатов на должности будут проверять на полиграфе.

Совершенствованию профессиональных качеств сотрудника будут способствовать нормы, касающиеся их профессионального образования.

Например, законом предусмотрено возмещение затрат на обучение, если выпускник ведомственного вуза не остается работать в системе. Во ФСИН рассчитывают, что теперь абитуриенты будут трезво и взвешено подходить к поступлению в ведомственные вузы.

Как рассказали во ФСИН, раньше была ситуация, что порядка 20-24% выпускников приходили на службу, сейчас этот процент повысили до 80. Новый закон, рассчитывают во ФСИН, позволит довести эти показатели до 100%.

Исключительно мужские должности и другие новации 

Документ наделяет директора ФСИН правом определять должности, замещаемые сотрудниками только мужского пола. Раньше нельзя было отказать в приеме на службу в мужских учреждениях женщинам, даже если речь шла о колониях строгого или особого режима.

При этом женщины на таких должностях не могут полноценно работать наравне с мужчиной, потому что по закону ее нужно охранять, отмечают в ведомстве.

Возникает недостаток штата, что приводит к росту нагрузки на мужчин, накапливается психологическая усталость, которая не допустима, пояснил собеседник во ФСИН.

Теперь в уголовно-исполнительной системе, как в вооруженных силах, будут четко определены должности, по которым походят службу только мужчины.

Кроме того законом предусмотрено увеличение придельного возраста пребывания на службе сотрудников на пять лет. “Есть масса порядочных сотрудников, которых не хотелось бы увольнять.

Например, у младшего инспектора 50 лет — предельный возраст, а он еще в общем-то здоровый человек и может работать”, — сказал собеседник.

Уменьшение с пяти до четырех лет минимального срока для плановой аттестации сотрудников позволит с меньшим сроком проводить плановые аттестации, чтобы более мобильно рассматривать на них сотрудников.

Также документом предусмотрена возможность зачета имеющегося специального воинского звания, классного чина и дипломатического ранга. То есть человеку не придется при переходе с другой службы начинать с какого-то минимального потолка, а он сможет гармонично влиться в службу с зачетом имеющегося звания.

Предусмотренные законом отпуска по личным обстоятельствам продолжительностью 30 дней при выслуге 20 лет и более из последних трех лет до выхода на пенсию даст возможность сотрудникам подготовится к предстоящему увольнению и подыскать себе работу. Кроме того, оговаривается возможность предоставления дополнительного отпуска за ненормированный служебный день от трех до 10 календарных дней.

Источник: https://ria.ru/20180729/1525546872.html

Возвращение «царицы доказательств»

Имеют ли право проводить проверку на полиграфе в СИЗО?

Нередко на этапе проверки материалов или в ходе предварительного следствия сотрудник правоохранительного органа или следователь предлагают гражданину, в том числе подозреваемому, обвиняемому, а также потерпевшему или свидетелю, пройти проверку на полиграфе или, говоря по-научному, психофизиологическое исследование (экспертизу). Это мотивируется необходимостью проверить показания, полученные на допросах, на предмет их достоверности.

При этом требование о допуске адвоката и отказ от тестирования на «детекторе лжи» могут рассматриваться как заведомо виновное поведение с разъяснением, что таким образом человек не желает сотрудничать с органами и скрывает существенные обстоятельства. Такие действия, по мнению правоохранителей, подтверждают причастность лица к совершению преступления, в связи с чем субъект может быть задержан с применением суровой меры пресечения – вплоть до заключения под стражу.

После таких разъяснений, как свидетельствует наш опыт, гражданину весьма сложно без адвоката отказаться от проверки на полиграфе, в документах о проведении которой, естественно, появится запись о добровольном участии в ней.

Зачастую во время дачи объяснений при проведении проверок по делам о правонарушениях в сфере экономической деятельности сотрудники полиции подразделений Управления экономической безопасности и противодействия коррупции, а также следователи по аналогичным делам настойчиво предлагают пройти проверку на полиграфе.

Практика показывает, что в кабинете обычно находятся несколько должностных лиц, каждый из которых убедительно рекомендует не отказываться от полиграфа.

Так, обратившийся к нам бизнесмен рассказал, что ему вначале объявили, что, отказываясь пройти полиграф, он не желает сотрудничать со следствием, а для убеждения пригрозили задержанием на 48 часов с последующим возбуждением уголовного дела.

Возникает закономерный вопрос о правомерности применения такого метода исследования в процессе проведения оперативно-розыскных действий, а также доказывания по уголовному делу. В соответствии с ч. 2 ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства является обязательным для судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания, а также иных участников судопроизводства.

В ст. 74 УПК РФ перечислены доказательства, которые могут быть использованы для подтверждения обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. К ним относятся показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта и специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы.

Следовательно, уголовно-процессуальный закон прямо не предусматривает возможности применения полиграфа в уголовном процессе для проверки достоверности показаний перечисленных участников.

По данному вопросу Верховный Cуд РФ в Кассационном определении от 11 сентября 2012 г. № 41-О12-57СП указал, что УПК РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе.

Этот вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и такое заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст. 74 УПК РФ. Данные полиграфа при проверке достоверности показаний подсудимых не являются доказательством.

Подсудимые были допрошены непосредственно в судебном заседании, и оценка их показаний относится к компетенции присяжных заседателей, а не эксперта.

В соответствии с п. 5.2.1 Обзора кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ за второе полугодие 2012 г., утвержденного Президиумом ВС РФ 3 апреля 2013 г., «…согласно уголовно-процессуальному закону психофизиологические исследования не являются доказательствами…».

Так, ВС РФ изменил приговор Мурманского областного суда от 23 июля 2012 г. в отношении Б. и Ш., исключив ссылку на использование в качестве доказательств заключений по результатам проведенных в ходе предварительного следствия психофизиологических экспертиз, при которых исследовались показания Б. и Ш.

Судебная коллегия указала, что такие заключения не соответствуют требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к заключениям экспертов, и такого рода исследования, имеющие целью выработку и проверку следственных версий, не относятся к доказательствам согласно ст. 74 УПК РФ (Кассационное определение от 4 октября 2012 г. № 34-О12-12).

Согласно ст. 8 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.

Заключение эксперта должно основываться на положениях, позволяющих проверить обоснованность и достоверность выводов на базе общепринятых научных и практических данных. Это один из главных принципов производства экспертных исследований.

В настоящее время нет базы общепринятых научных и практических данных, «позволяющих проверить обоснованность и достоверность выводов» психофизиологического исследования на полиграфе.

Требование о том, что выводы эксперта должны быть основаны «на общепринятых научных и практических данных», означает, что при повторении исследования тем же методом должен быть получен одинаковый с первоначальным исследованием результат. На практике, однако, подтверждено, что при проведении повторного исследования очень велика доля результатов, прямо противоположных первоначальным, – до 50%, что, на наш взгляд, свидетельствует о ненадежности такого метода.

В науке также нет единой позиции по вопросу о применении полиграфа: ряд ученых говорят о реакции в связи с лживыми показаниями испытуемого, другие утверждают о значимости вопросов и переживаниях испытуемого по этой причине.

Но оценить достоверность показаний подсудимого либо иного участника судопроизводства может только суд на основании исследования и оценки всех представленных доказательств.

Исследование на полиграфе, представленное в суд, уже содержит некие выводы, что является вторжением в компетенцию суда, следователя и дознавателя, и, если принять результаты такого исследования в качестве доказательства, это будет означать установление истины по делу без проведения следственных действий.

В ст. 87 УПК РФ указано, что проверка доказательств производится следователем, прокурором и судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле. В соответствии со ст. 88 УПК РФ оценка доказательств с точки зрения достоверности, относимости и допустимости также возложена законом на следователя, прокурора и суд.

Таким образом, заключение специалиста о результатах психофизиологического исследования с использованием полиграфа не может быть использовано в качестве допустимого доказательства, что прямо предусмотрено п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ (категория «иные доказательства»).

В то же время объективность результата психофизиологического исследования на полиграфе зависит от множества факторов и условий, в частности физиологического состояния человека, психического восприятия процедуры и т.д.

Заключения, полагаем, могут быть неполными, неточными, в них могут содержаться ошибочные данные.

Причины могут быть различными, в том числе в зависимости не только от квалификации специалиста и избранной им методики, но и физического и психического состояния обследуемого, степени его возбуждения во время тестирования, а также принимаемых им медикаментозных и иных препаратов, веществ и т.д.

Так, один из обратившихся к нам доверителей не видел возможности доказать свою правоту иным способом, нежели проверка на «детекторе лжи». На момент совершения преступления он находился в другом месте, но по некоторым причинам не мог назвать свидетелей его алиби. Результаты прохождения полиграфа были не в его пользу и подтверждали скорее версию следствия.

Печальная история репрессий судопроизводства прошлых веков помнит формулу: «Признание – царица доказательств» (С латинского: Regina probationum). В новейшей истории может появиться модернизированная «царица доказательств» – с использованием психофизиологического исследования или экспертизы.

Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Так, в 2018 г.

руководителями экспертных подразделений силовых структур (Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ, Экспертно-криминалистического центра МВД, ГУ криминалистики СК РФ, 111-го Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ) была утверждена Межведомственная методика производства судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа, разработанная по решению Федерального межведомственного координационно-методического совета по судебной экспертизе и экспертным исследованиям межведомственной рабочей группой. Кроме того, в прошлом году приняты Методические рекомендации о порядке назначения и проведения психофизиологических экспертиз и исследований с применением полиграфа в системе МВД России.

Проектом поправок в федеральные законы «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и «О Следственном комитете Российской Федерации (законопроект № 663034-7) предлагается включить психофизиологическую экспертизу в перечень судебных экспертиз по уголовным делам.

В нашей практике мы рекомендуем доверителям в случае предложения о прохождении полиграфа не искушать судьбу, а воспользоваться ст. 51 Конституции РФ, согласно которой гражданин имеет право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, ведь само психофизиологическое исследование предполагает опрос (тестирование) – то есть ответы на поставленные вопросы.

Указанная действующая норма Конституции РФ принята в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах, ст. 14 которого в качестве гарантий при проведении расследования и предъявлении обвинения устанавливает недопустимость принуждения к даче показаний против себя или к признанию себя виновным.

Европейский Суд по правам человека в толковании права не свидетельствовать против себя исходит из того, что данные положения являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры, установленной ст. 6 Конвенции по защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, Европейская конвенция также гарантирует обвиняемым защиту от принуждения должностными лицами правоохранительных органов пройти проверку на «детекторе лжи». Кроме того, норма п. 2 ст. 6 Конвенции признает недопустимыми доказательства, добытые вопреки воле обвиняемого, путем его принуждения или давления, увязывая данную норму с презумпцией невиновности.

Право не свидетельствовать против себя распространяется не только на обстоятельства инкриминируемого деяния, но и на любую другую информацию о фактах, событиях и обстоятельствах, которые впоследствии могут быть использованы против обвиняемого лица. Представляется, это законный способ избежать полиграфа и не допустить установления новой разновидности «царицы доказательств».

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/vozvrashchenie-tsaritsy-dokazatelstv/

Законность проверки на полиграфе

Имеют ли право проводить проверку на полиграфе в СИЗО?

cтоимость экспертизы

от 2 000

Заказать

Точная стоимость зависит от конкретного случая. Оставьте заявку или уточняйте по телефону.

В связи с тем, что сегодня тестирование на детекторе лжи применяется чрезвычайно широко, законность проверки на полиграфе в ряде происшествий ставится под сомнение.

И если в случаях с органами правоохраны все более-менее ясно, то допрашивание сотрудников частных компаний все-таки вызывает вопросы.

Имеет ли право руководство фирмы использовать полиграф относительно своего коллектива? В этом мы и попробуем разобраться в данной статье.

Но сначала поговорим об органах правопорядка. Законность проверки на полиграфе закреплена соответствующим Законом, в котором среди перечня мероприятий оперативно-розыскного характера предусматривается и опрашивание граждан.

Конечно, непосредственного указания на применение при опросе детектора лжи нет, но если Закон истолковывать в буквальном смысле, то можно сделать выводы о том, что такая возможность есть. Однако использование полиграфа является делом добровольным.

То есть даже люди, наделенные законодательной властью, без согласия субъекта проводить его тестирование на детекторе лжи не имеют права.

В этой связи стоит отметить то обстоятельство, что законная проверка на полиграфе — это процедура, которая производится по особой методике и является совершенно безопасной для здоровья. Тем не менее, ограничения по использованию детектора лжи имеются. Так, проводить опрос посредством полиграфа нельзя у таких людей:

  1. которые имеют признаки психического или телесного истощения;
  2. которые имеют признаки расстройства психики;
  3. у которых проявляются заболевания сердца и дыхательной системы в стадии обострения;
  4. имеющих неадекватное состояние в связи с приемом алкоголя или наркотиков;
  5. беременных женщин;
  6. детей в возрасте до 14 лет.

Также стоит помнить, что органы, наделенные государственной властью, наряду с большими полномочиями имеют и большие обязательства. Поэтому при проведении опроса на детекторе лжи они должны неукоснительно следовать наставлениям и указаниям ведомства. Вследствие этого руководство по применению полиграфа МВД снабжено грифом «для должностного пользования».

Законна проверка на полиграфе и в частных розыскных агентствах, которая предусмотрена статьей Федерального Закона.

Стоит оговориться, что из-за отсутствия каких-либо предписаний в данной сфере, частные детективы имеют больше полномочий, которые должны соседствовать со вниманием и осторожностью. Лишь тогда легитимность проверки на детекторе лжи не будет вызывать сомнений.

Естественно и в данном случае действуют правила о добровольном опросе при помощи технических устройств, которые не несут вреда здоровью, жизни людей и окружающей среде.

Законность проверки на полиграфе является несомненной, если проведение опроса преследует такие цели:

  • проверка биографии.
  • расследование похищений.
  • раскрытие реальных причин устройства на работу.
  • определение зависимости от азартных игр.
  • получение сведений о правонарушениях и провинностях, которые были совершены в прошлом.
  • выявление связей с криминалитетом.
  • узнать имеет ли человек преступные или злые цели.
  • раскрытие утаиваемых должностных проступков.
  • определение присутствия заболеваний и отклонений психического или иного характера.

Теперь что касается сотрудников, которые сомневаются в законности проверки на полиграфе работодателями. Здесь важно усвоить одно: персональные данные членов коллектива должны использоваться лишь в качестве информации, которая необходима руководителю для рассмотрения трудовых отношений.

Закон защищает работников от необоснованного применения их личных данных работодателем. Не препятствует сбору информации о сотрудниках и Трудовой  Кодекс, но опять-таки с оглядкой на то, что все полученные данные будут использованы исключительно для урегулирования трудовых взаимоотношений.

Иными словами вся информация, полученная от самого сотрудника, может быть нужна нанимателю, чтобы решать вопросы об устройстве на работу, назначении на вышестоящие должности, для персональной безопасности членов коллектива и сохранности материальной собственности предприятия. Следовательно, в таких обстоятельствах законность проверки на полиграфе подтверждается, если она происходит на добровольной основе, без принуждения. Также имеет значение направление и формулировка вопросов, которые касаться должны только рабочей ситуации.

В целом, перед проведением опроса, специалист-полиграфолог должен ознакомиться с правилами проведения исследования на детекторе лжи и соблюдать их, чтобы гарантировать законность проверки на полиграфе. К основным правилам относятся следующие положения:

  1. проверка должна проводиться исключительно с письменного соглашения того человека, которого предполагается тестировать.
  2. если потенциальный тестируемый человек отказывается от проведения опроса и подписания соглашения, проверка детектором лжи относительно него не проводится. Специалист, проводящий опрос, должен написать заявление, в котором указывает причину несогласия.
  3. до начала теста опрашиваемому человеку необходимо показать перечень тех вопросов, которые ему будут задавать, чтобы он успел ознакомиться с ними.
  4. ответы теста автоматически подпадают под определение секретных данных,  доступ к которым имеет лишь опрашиваемый человек и та личность, которая является заказчиком полиграфической проверки.
  5. в тех случаях, когда тестирование посредством детектора лжи проводится относительно сотрудников компании, специалист-полиграфиолог обязан придерживаться положений Трудового кодекса. Это значит избегание вопросов, задаваемых во время тестирования, которые касались бы личной жизни испытуемого, его религиозных убеждений и политических принципов.

Сотрудники НП «Федерация Судебных Экспертов» имеют опыт в проведении тестирований и обладают всеми необходимыми знаниями, которые обеспечивают законность проверки на полиграфе.

Еще одним фактом в пользу данной организации выступает то, что работа с детектором лжи обусловливается лишь выдающимися умениями специалистов проводить тестирования.

Поэтому стоит обращаться к услугам квалифицированных сотрудников НП «Федерация Судебных Экспертов».

Цены

Вид экспертизы Cтоимость экспертизы, руб. Судебно-психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа: Внесудебные психофизиологические исследования с использованием полиграфа: Специальные психофизиологические исследования с использованием полиграфа: Другие услуги с использованием полиграфа: Другие услуги:
По делам гражданского судопроизводства от 22 500 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По делам арбитражного судопроизводства от 25 000 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По преступлениям небольшой тяжести (максимальное наказание не превышает 2-х лет лишения свободы) от 22 500 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По преступлениям средней тяжести (максимальное наказание не превышает 5-ти лет лишения свободы) и по рецидиву от 30 000 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По тяжким преступлениям (максимальное наказание не превышает 10-ти лет лишения свободы) и по опасному рецидиву от 37 500 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По особо тяжким преступлениям (максимальное наказание превышает 10 лет лишения свободы и более строгое наказание) и по особо опасному рецидиву от 52 500 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По делам гражданского судопроизводства от 17 500 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По делам арбитражного судопроизводства от 20.000 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По преступлениям небольшой тяжести (максимальное наказание не превышает 2-х лет лишения свободы) от 17 500 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По преступлениям средней тяжести (максимальное наказание не превышает 5-ти лет лишения свободы) и по рецидиву от 22 500 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По тяжким преступлениям (максимальное наказание не превышает 10-ти лет лишения свободы) и по опасному рецидиву от 32 500 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
По особо тяжким преступлениям (максимальное наказание превышает 10 лет лишения свободы и более строгое наказание) и по особо опасному рецидиву от 44 500 (по 1 тесту, с 3-мя предъявлениями) за 1 чел.
Кадровые проверки от 2 000 (по 1 тесту) за 1 чел.
Внутрикорпоративные расследования (служебные проверки) от 2 000 (по 1 тесту) за 1 чел.
Разработка криминологического портрета личности от 17 500 за 1 чел.
Разработка психологического портрета личности от 10 000 за 1 чел.
Рецензирование судебных экспертных заключений в области психофизиологии от сторонних организаций от 10 000
Рецензирование внесудебных заключений специалиста в области психофизиологии от сторонних организаций от 10 000

Примечания:

  1. При заключении договора с НП ФСЭ о сотрудничестве на постоянной основе с использованием дисконтных программ стоимость услуг снижается (3 мес. – на 1,5%, 6 мес. – на 4%, 1 год – на 10%)
  2. При установлении особых требований по обеспечению государственной и коммерческой тайны между сторонами заключается отдельный договор о дополнительной оплате за секретность.
  3. Срок исполнения договора – 10 рабочих дней. Доплата за срочность исполнения составляет 100%.

Цена услуг в области психофизиологической экспертизы с применением детектора лжи (полиграфа) указана с учетом налогов. Транспортные расходы оплачиваются отдельно.

Источник: http://sud-expertiza.ru/zakonnost-proverki-na-poligrafe/

Могут ли показания полиграфа служить доказательством в суде? | БІЗНЕС

Имеют ли право проводить проверку на полиграфе в СИЗО?

В соответствии с Законом “О судебной экспертизе”, результаты использования полиграфа приобретают доказательную силу только в рамках назначенной судебной экспертизы. Поэтому проверка на полиграфе возможна лишь в добровольном порядке или в случае проведения экспертизы, назначенной судом.

Стоит отметить, что положения процессуальных кодексов четко и безапелляционно определяют, что все доказательства по делу оцениваются в их совокупности. Таким образом, диспозитивность судебного разбирательства не может отклонять никакого доказательства, без должного на то обоснования.

Конечно, исследование с использованием полиграфа может иметь лишь вероятное (некатегоричное, т.н. “мягкое”) заключение.

Научно-методические рекомендации по вопросам подготовки и назначения судебных экспертиз и экспертных исследований (приказ Минюста от 8.10.

1998 года № 53/5) также предусматривают проведение опроса с применением специального технического средства – компьютерного полиграфа. Следовательно, заключение эксперта (полиграфолога) имеет все необходимые атрибуты самостоятельного доказательства.

Конечно, експерт-полиграфолог должен владеть специальными знаниями в этой сфере. Теперь, действует ДСТУ 8692:2016 Полиграфы. Технические условия.

Таким образом, действующее законодательство в полной мере предоставляет возможность использовать полиграфы (результаты тестирований на них), как составляющие доказательной базы, при принятии судебного решения.

Конечно, остается вопрос, отвечает ли привлеченный эксперт требованиям наличия у него специальных знаний? По меньшей мере, у него должно быть высшее психологическое образование и специальная подготовка для работы с полиграфом.

Что касается судебной практики, то вот она, в данный момент, в стадии формирования. Часть судей категорически не воспринимает использование полиграфа.

Тем более они не способны оценить качество проведенного психофизиологического исследования с использованием полиграфа, четко отличив такое исследование от его имитации.

Стоит отметить, что ситуация хотя и медленно, но меняется в лучшую сторону.

Важно понимать и то, что в правосудии особенно ценится способность критически воспринимать все без исключения доказательства. Никаких абсолютных авторитетов.

Все может иметь значение – от постановки вопроса подэкспертному или подэкспертной о действительных обстоятельствах дела до обработки результатов исследования. Скажу сразу: от профессиональности полиграфолога зависит 80% успеха.

Профаны и дилетанты являются угрозой для развития институции психофизиологического исследования на полиграфе.

Поэтому, как и любое другое доказательство, он может и должен поддаваться сомнению – лишь тогда можно будет говорить о соблюдении и принципа состязательности сторон и требований к оценке каждого доказательства по делу. Также нужно развивать практику рецензирования выводов експертов-полиграфологов.

В действительности это вовсе не сложно: все тестовые вопросы фиксируются полиграфом и записываются таким образом, что к профайлу уже нельзя будет внести изменения. Так, правильность фиксирования реакции полиграфологом достаточно легко проверяется – или судом, или стороной, или другим экспертом.

Никто не лишен права инициировать дополнительную или повторную экспертизу, или же ставить вопрос о непринадлежности любого доказательства – и заключение полиграфолога не является исключением.

Хочется отдельно остановиться на порядке назначения судебных экспертиз. Интересно как раз то, что больше всего судебные полиграфологические экспертизы назначались при расследовании преступлений, в частности, убийств. Эта область применения детектора лжи оказалась наиболее прогрессивной.

Доверяет ли следствие полиграфологам? По собственному опыту: за последние два года, выполнила три судебных психофизиологических экспертизы с использованием полиграфа, связанные с убийствами (в т.ч. заказными, группой лиц).

Все следователи и прокуроры возлагали эти выводы в основу обвинительного акта (причастность обвиняемых была подтверждена).

Больше того, часто следователи заявляли, что именно это исследование позволило в полной мере выяснить действительные обстоятельства события, которое имело место.

***

Напомним, что проверить вашего контрагента на благонадежность и осуществлять его дальнейший мониторинг можно за помощью сервису CONTR AGENT от ЛІГА:ЗАКОН. До 20.03.2019 (включительно) при одновременной покупке сервисов VERDICTUM и CONTR AGENT действует скидка 30% на каждый продукт.

Источник: https://biz.ligazakon.net/news/184472_mogut-li-pokazaniya-poligrafa-sluzhit-dokazatelstvom-v-sude

Детектор лжи разрешили применять до возбуждения уголовного дела

Имеют ли право проводить проверку на полиграфе в СИЗО?

Результаты экспертизы, полученные с помощью детектора лжи, станут весомым аргументом в суде, где решается – виновен ли человек в преступлении.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ появилась, можно сказать, знаковая новация – в части 4, статье 195 теперь сказано, что “судебная экспертиза может назначаться и проводиться до возбуждения дела”.

Новая строка в УПК дает право использовать достижения современной науки в строгих процессуальных условиях в форме экспертизы на самых ранних этапах раскрытия и расследования преступлений.

Речь идет, в том числе, и об исследовании на знаменитом приборе – полиграфе.

Это – крайне важно для многих людей. По идее, предполагается, что отныне заведомо невиновного человека, попавшего в поле зрения “органов” случайно, а то и по клевете, не будут месяцами изнурять допросами и держать в СИЗО.

С другой стороны, сыщики не станут отвлекаться на ложный след, а займутся поиском настоящего убийцы, грабителя или, например, насильника. То есть, подозреваемого могут сразу, как говорится, “прокачать” на причастность к преступлению.

И если “умная машина” покажет, что задержанный не врет, его отпустят. Или же – совсем наоборот.

Эта законодательная новелла затронет все федеральные ведомства, борющиеся с преступностью. И в первую очередь – Следственный комитет России. Любопытно, что руководитель СКР Александр Бастрыкин курирует подготовку нового учебника по криминалистике, который в ближайшее время выйдет в свет.

Это учебное пособие, по утверждению экспертов, основано на обобщенном богатейшем опыте отечественного и международного сыска. Так вот, по  мнению авторов книги, веское слово в обвинении или оправдании подозреваемого должна сказать именно судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа.

Это подтверждается практикой – полиграфологи комитета только в прошлом году провели уже свыше 10 тысяч исследований.

Более того, в территориальные органы Следственного комитета теперь принимают на службу лишь после прохождения проверки на полиграфе.

Специальная “кадровая” программа разработана и утверждена  заместителем руководителя СК Юрием Нырковым.

А системное повышение квалификации полиграфологов ведомства идет под контролем и по программе, утвержденной первым заместителем руководителя СК Василием Пискаревым.

Кстати, профессионалы крайне не любят такое название аппарата – детектор лжи. На самом деле, отнюдь не прибор – полиграф – определяет, врет человек или говорит правду. Он лишь фиксирует реакцию на заданный вопрос. И только специалист способен объяснить эту реакцию.

То есть, чем она вызвана – попыткой скрыть страшную истину или всего лишь вполне естественной эмоцией от боязни необоснованного обвинения.

Вот наличие, вернее – отсутствие в необходимом количестве таких специалистов и портит, казалось бы, радужную картину применения полиграфа.

Уже не секрет, что впервые в нашей стране разработали систему применения полиграфа в КГБ СССР. Помните культовый фильм “Ошибка резидента”? Там наш разведчик ловко обманывает американский “детектор”.

Говорят, этот эпизод был специально вставлен в сюжет, чтобы убедить противника в том, что мы понятия не имеем о сути полиграфа.

На самом же деле, наша контрразведка уже тогда проводила подобные исследования.

И поныне лучшая методика проведения такой экспертизы принадлежит ФСБ России. Чекисты эту свою технологию в глубокой тайне не держат и охотно делятся с коллегами из смежных ведомств.

И даже применяют ее в совместных расследованиях резонансных преступлений – убийств, террактов, разбоев. Вот только перенимать проверенную и испытанную десятком лет методику спешат далеко не все.

Видимо, для этой странной, на первый взгляд, ситуации есть две причины.

Первая – очевидная: сложность освоения. По методике ФСБ, надо для начала пройти курс обучения, длящийся 450 часов. При этом, необходимо уже иметь медицинскую, психологическую или юридическую подготовку. А затем придется постажироваться в профессии хотя бы года три.

И только потом, пройдя еще один курс обучения, поднабравшись практического и житейского опыта, можно готовить экспертизы для суда. То есть, влиять на судьбы  людей. Ну, кто же такое вытерпит? Тем более, что мода на полиграф растет. В иные коммерческие структуры, охранные предприятия допускают только через детектор лжи.

Купить сам прибор, который легко умещается в “дипломате”, сегодня не сложно. А “специалистов” готовят в прямом смысле по объявлению. Запишись на платные курсы – и через месяц тебе выдадут диплом “полиграфолога”. И в твоих руках будет в лучшем случае – карьера человека. В худшем – его свобода и жизнь.

Разумеется, “работа” эксперта стоит очень и очень дорого. Особенно, если вывод специалиста – “правильный”, который требуется заказчику. А в тонкости методики уже никто не вникает.

Есть и вторая причина непринятия единой системы подготовки полиграфологов. Она – та же, по которой уже десяток лет не принимают закон о применении полиграфа. По проекту этого закона, каждый чиновник, носитель гостайны, вплоть до депутата и министра, обязан пройти тест на этом приборе. В том числе, и на предмет коррупции. Ну, согласитесь, кому это нужно?

Возможно, поэтому и появляются весьма удивительные исследования, делающие “вывод о нецелесообразности включения в криминалистику” такого раздела, как “криминалистическая полиграфология”. Защита такой научной работы, собравшей более десятка отрицательных отзывов, состоялась в июне в Московской государственной юридической академии.

Как и не было заявлений руководства страны и минобрнауки о недопустимости околонаучных диссертаций и присвоения сомнительных степеней. Возможно, об этом не было бы смысла вспоминать, если бы не одна “маленькая” подробность: предложения, представленные в защищенной докторской диссертации, должны быть внедрены в практику.

Ведь, по сути, смысл каждого такого автореферата – возможность его практической реализации. Получается, что если диссертацию воспримут всерьез, то от применения полиграфа откажутся. А сотни специалистов в государственных структурах – просто уволят.

И окажутся бессмысленными поправки в УПК и, тем более, новый учебник по криминалистике, который вот-вот должен лечь, так сказать, на парты будущих следователей, оперативников и сыщиков.

Источник: https://rg.ru/2013/09/16/detektor-site.html

Правовая помощь
Добавить комментарий