Является ли фиксация правонарушения вмешательством в личную жизнь?

Вторжение в личную жизнь: статья 137, 138 ук рф в 2020 году, ответственность – Сайт о

Является ли фиксация правонарушения вмешательством в личную жизнь?

Согласно ст. 29 Конституции РФ каждый человек имеет право на неприкосновенность его личной жизни, на тайну переписки или разговоров по телефону.

  • Если ваш сосед без вашего ведома установил в вашей квартире прослушку или камеру, то он нарушает закон.
  • Если рекламная компания постоянно присылает на телефон сообщения о различных акциях, при этом абонент не давал своего согласия на рассылку, то это тоже будет считаться вторжением в его личную жизнь.
  • Ответственность за такие деяния предусмотрена статьями 137, 138 УК РФ «Вторжение в личную жизнь».

Что такое частная жизнь?

Под этим понятием понимается право любого человека вести такой образ жизни, который нравится ему, подходит ему по его мировоззрению, убеждениям и нравственным ценностям.

Принципами, регламентирующими частную жизнь, являются:

  • право на неприкосновенность жилища;
  • право на неразглашение семейной тайны;
  • право родственников не давать показаний друг против друга;
  • право каждого человека организовывать свой быт так, как ему хочется;
  • право на тайну переписки;
  • право на врачебную тайну;
  • право на беспрепятственное исповедание любой веры.

Все что находится за пределами трудовой, служебной или общественной деятельности человека относится к его частной жизни.

Ни государство, ни общество не имеют права вторгаться в частную жизнь человека, регулировать ее, но только при условии, что она не носит противоправный характер.

Ответственность за вторжение в частную жизнь. Какая статья за вторжение в личную жизнь?

В зависимости от характера правонарушения наказание за незаконное вторжение в частную жизнь может регулироваться двумя статьями Уголовного кодекса – ст. 137 и 138.

Если человек собирает, а затем распространяет сведения о другом человеке, при этом такие сведения составляют его личную тайну, а также если он публично демонстрирует эти данные, тогда ему может грозить такое наказание:

  • денежное взыскание до 200 тысяч рублей;
  • общественно полезные работы сроком до 360 часов;
  • отбывание исправительных работ по месту работы сроком до 12 месяцев;
  • привлечение виновного к труду в местах, определенных органами уголовно-исправительной системы сроком до 2 лет;
  • арест до 4 месяцев;
  • тюрьма сроком до 24 месяцев.

Если незаконным распространением личных данных человека занимается человек, который использует для этого свое служебное положение, тогда его может ждать серьезное наказание:

  • денежное взыскание в размере 100-300 тысяч рублей;
  • принудительные работы сроком до 4 лет;
  • заключение под стражу на период до 6 месяцев;
  • тюрьма сроком до 4 лет.

Судья дополнительно может наказать виновное должностное лицо, запретив ему заниматься определенной деятельности или работать на прежнем месте на срок до 5 лет.

Если человек незаконно вторгается в личную жизнь несовершеннолетнего, при этом причиняет ему нравственные страдания или, к примеру, распространяет его личные данные публично, тогда ему грозит одно из следующих видов наказаний:

  • денежное взыскание в размере 150-350 тысяч рублей;
  • принудительные работы сроком до 5 лет;
  • арест до полугода.

К человеку, совершившему такой проступок, также может быть применена дополнительная мера наказания в виде запрета на занятие определенной деятельностью.

Уголовная статья за нарушение тайны переписки, а также различных видов сообщений и телефонных переговоров в 2019 году

Наказание за вторжение в частную личную жизнь в соц. сетях, электронных письмах, телеграфных сообщениях и обычных письмах прописано в ст. 138 УК РФ.

Санкция статьи предусматривает такие виды наказаний:

  • денежное взыскание до 80 тысяч рублей (как альтернатива – заработная плата осужденного за период до полугода);
  • обязательные работы сроком до 360 часов;
  • исправительные работы на период до 12 месяцев.

Если электронные письма, сообщения в социальных сетях обнародует человек исходя из своего служебного положения, тогда ему будет светить одно из следующих наказаний:

  • денежное взыскание в размере 100-300 тысяч рублей;
  • обязательные работы до 480 часов;
  • привлечение виновного к труду в местах, определенных органами уголовно-исправительной системы до 4 лет;
  • заключение под стражу до 4 месяцев;
  • тюрьма сроком до 4 лет.

В каких случаях человеку не грозит уголовная ответственность по статьям 137, 138 УК РФ?

Гражданин не несет наказание, если судья признает его действия несущественными. Уголовное дело не будет возбуждаться, если, к примеру, сосед достал из почтового ящика письмо и прочел его, однако никому не сказал о его содержимом.

Также не привлекается к ответственности соседка-подслушка, которая слышит разговор соседей. Даже если родители читают сообщения своего ребенка, то их не могут привлечь к уголовной ответственности.

Ответственность по ст. 137 и 138 УК РФ несут лица с 16 лет. Человеку нельзя повесить эти статьи в том случае, если потерпевшая сторона не сможет доказать, что виновный имел свой корыстный интерес.

Этот интерес может выражаться в виде нематериальной выгоды для него, например, человек вторгся в личную жизнь другого человека и распространил о нем некие сведения для того, чтобы самому подняться по карьерной лестнице.

Или же лицо оглашает запрещенные сведения за денежное вознаграждение (например, продает информацию журналистам).

Судебная практика

Случай 1. Бывший сотрудник ФСБ в течение нескольких месяцев незаконно прослушивал телефоны некоторых чиновников, вел внешнее наблюдение за жизнью этих лиц.

Вскоре в отношении него было возбуждено уголовное дело сразу по двум статьям – ст. 137 и 138 УК РФ.

Суд признал сотрудница ФСБ виновным и приговорил его к лишению свободы сроком на 2 года, а также к штрафу в размере 50 тысяч рублей.

Случай 2. Сотрудник одной из московских фирм, находясь на рабочем месте, решил посмотреть, что находится в компьютере у его коллеги.

Найдя его личные фотографии, где тот ведет не совсем здоровый образ жизни, проводит время в компании сомнительных лиц, он распечатал их и принес руководству для того, чтобы те, увидев, как живет их сотрудник, отказались от решения повысить его по службе, а его должность была передана ему.

Потерпевшее лицо подало заявление в полицию на нарушение его частной жизни. Человека признали виновным и назначили ему наказание в виде принудительных работ сроком на 1 год.

Ответы на вопросы

Вопрос: Считается ли вторжением в личную жизнь использование фотографий человека (их размещение на сторонних ресурсах) другим лицом, если ранее он сам выложил фото в социальных сетях?

Ответ: Нет, это не будет считаться противоправным действием, потому что ранее человек сам выложил фотографии. Поэтому такое деяние не может квалифицироваться как вторжение в личную жизнь.

Вопрос: Считаются ли нарушением частной жизни ситуации, когда люди отправляют своим знакомым фотографии на электронную почту, а потом оказывается, что их почтовые ящики взломаны, а все данные (фотографии) злоумышленники присвоили и начали ими пользоваться – выкладывать в интернет?

Ответ: Да, такие противоправные действия считаются вторжением в личную жизнь. Сотрудники правоохранительных органов вначале устанавливают личность подозреваемого в совершении преступления по ст. 137 или 138, а затем возбуждают в отношении него уголовное дело.

Вопрос: Известный человек, прогуливаясь в парке, был запечатлен камерами корреспондентов. Они затем показывали его фотографии в новостях. Являются ли действия корреспондентов противозаконными, имели ли они право фотографировать человека, если тот не давал им на это своего согласия?

Ответ: Да, в этом случае действия корреспондентов являются противозаконными. Человек, которого они запечатлели на своих камерах, вправе подать на них заявление и выиграть дело. Другая ситуация, когда известный человек находится на каком-то общественном мероприятии и его фотографируют. В этом случае никаких противоправных действий со стороны корреспондентов не будет наблюдаться.

Вопрос: Как доказать, что человек давал согласие на размещение его фотографий или другой информации из его частной жизни, чтобы потом не понести наказание по ст. 137 или 138 УК РФ?

Ответ: Для этого нужно запросить у этого человека расписку.

Вопрос: Можно ли добиваться возмещения морального вреда за вторжение в личную жизнь?

Ответ: Закон позволяет это сделать. Статьей 150 Гражданского кодекса РФ предусмотрена ответственность в виде компенсации морального вреда за нарушение личных неимущественных тайн. Под моральным вредом понимаются нравственные страдания, которые испытал человек. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Каждый человек имеет право на неприкосновенность частной жизни, на семейную, врачебную тайну.

Санкция статей предусматривает разные виды наказаний, начиная от штрафа и заканчивая тюремным заключением. А незнание этих законов не освобождает виновное лицо от ответственности.

Поэтому если человек решил влезть в частную жизнь другого человека, придать огласке личные сведения о нем, разместить его личные фотографии без его согласия, тогда он должен понимать, что за свои действия он может понести уголовную ответственность.

Источник:

Неприкосновенность частной жизни – в каких случаях наступает уголовная ответственность?

Личная жизнь гражданина находиться под защитой государства и в случае вторжения, к злоумышленнику будут применены карательные меры. При несущественности совершенного противоправного поступка, по разглашению личной информации наказания не последует.

Человек, который живет в правовом государстве, имеет право на защиту чести, достоинства, здоровья, а также неприкосновенности частной жизни. В США и странах Запада, защита частной жизни является нормой. В судебной практике РФ подобных случаев не так много.

Критерии неприкосновенности частной жизни

Частная жизнь человека защищена на международном и государственном уровне. Действующие российские законы предусматривают различные меры наказания, в том числе уголовную ответственность в случае несанкционированного вторжения в личную жизнь граждан. Установлены следующие принципы, соблюдение которых обеспечивает неприкосновенность жизни человека:

  • Доступ к информации о жизни человека является ограниченным и может быть получен только по решению суда или с согласия самого гражданина.
  • Государство дает право каждому гражданину лично определить какую информацию о своей жизни он хочет распространять, а какую нет.
  • Обеспечение соблюдения установленных государством прав на личную жизнь, происходит за счет законодательного ограничения вмешательства третьих лиц и получения ими информации об отдельном индивиде.
  • Не допускается распространение, сбор и использование персональных данных гражданина, без его официального согласия.

Источник: https://cpd-pskov.ru/prochee/vtorzhenie-v-lichnuyu-zhizn-statya-137-138-uk-rf-v-2020-godu-otvetstvennost.html

Как побороть коррупцию. Право на запись правонарушения и спецсредства

Является ли фиксация правонарушения вмешательством в личную жизнь?

Продолжаю серию публикаций и предлагаю поговорить о праве на запись правонарушения и спецсредства.

– и аудиофиксация

Как ни кажется это абсурдным рядовому гражданину, но даже открыто записав на видео, что происходит, вы вряд ли сможете предъявить это в суде.

Это можно считать тотальным сговором, но судьи как один категорически не принимают в качестве доказательства видео и аудиоматериалы, как правило, без достаточного законного обоснования для такого отказа.

Это не только общеизвестный факт для юристов, но проверено многократно в личной юридической практике.

Закоренелые взяточники даже будут вам смеяться в камеру, зная, что ваши старания напрасны, так как защищены стеной процессуальной практики, где нет места таким доказательствам.

Это же касается и телефонных разговоров. Практически во всех современных смартфонах встроен диктофон, который может записывать звонки. Как-то мне позвонили и потребовали взятку. Я представил запись в правоохранительные органы, а также в суде. Думаете, кто-то был наказан? Ноль. В другой раз мне звонили и угрожали, конечно, я не смог привлечь обидчика к ответственности.

А однажды на судебном заседании судья приказал мне убрать диктофон, а на мой вопрос «На каком законном основании? Работа государственных органов публичная, а этот судебный процесс открытый», — я получил порцию зашкварной брани. Но показательным был другой случай, который занял Топ-1 в моей личной аудиоколлекции.

Я не получил судебные документы, и на мое требование передать судебные документы в соответствии с законом старший секретарь суда заявила, цитирую: «Здесь не действуют „ваши“ законы, мы сами решаем, как и что посылать». Этот перл должностного лица я направил председателю суда и в судебную администрацию. Но ответ был забавный, они «проверили обстоятельства и не нашли нарушений».

На черное можно сказать белое, ведь аудиозаписи для них не существует.

Однако, здесь есть важный вопрос.

Если работа должностных лиц является публичной и им нечего противопоставить, то при фиксировании нарушений граждан, или тех же чиновников не во время выполнения обязанностей, вы сталкиваетесь с правом на личную жизнь, на тайну переписки и связи.

Поскольку судебная система в силу своей порочности не смогла провести разумную границу в понятии «частного», именно законодатель должен теперь определить это законом, и положить конец порочной судебной практике.

Например, в случае кто-то на глазах совершает правонарушение, то может быть записан свидетелями на видео/аудио/фото, так же если это увидел или мог бы увидеть любой посторонний.

Такая запись должна быть принята законным доказательством к рассмотрению, независимо от того, это случайная запись, или вы предполагали вероятность правонарушения и заблаговременно начали фиксировать.

Здесь, однако, должны предостеречь «принята законным доказательством к рассмотрению» не значит, что она имеет безусловную доказательную силу, как и любое доказательство она может и должна быть исследована на достоверность и подлинность.

Конфиденциальность звонка или личного разговора тет-а-тет также не может считаться нарушенной, если фиксацию ведет одна из сторон такого разговора, даже скрыто.

А какая разница скрыто или нет, я записываю собеседника? Ведь разговор — это объективный факт, который слышат ваши уши и ваше звукозаписывающее устройство. И в независимости от чего, каждый должен нести ответственность за свои действия.

Иначе, где логика? Требовать взятку — незаконно, и записать требование взятки — незаконно.

Линией разграничения, по которой отделяем право на частную жизнь и тайну, является проникновение третьей стороны без согласия в личное пространство.

Скажем, беседу подслушивает (записывает) лицо, непосредственно не являющееся ее стороной, то есть без разрешения хотя бы одной из сторон разговора. Это должно считаться незаконным вмешательством, но может быть санкционировано судом по запросу правоохранительных органов.

А вот если вам звонят и ваш смартфон это записывает, то это проблема вашего собеседника, что он говорит, угрожает вам, требует взятку и тому подобное.

Такое техническое фиксирование должно быть легитимным и достаточным доказательством для привлечения лица к юридической ответственности.

С точки зрения гражданского права, если такой разговор (деяние) не содержит уголовных признаков, то вы не сможете без разрешения собеседника его где-то использовать. Эти нормы есть и их не нужно менять. Но даже не имея такого разрешения для использования в гражданских отношениях, вы должны иметь полное право без всяких оговорок представить это в правоохранительные органы.

Безусловно, это право должно быть применено не только в антикоррупционных делах. Я часто также сталкивался в судебной практике с тем, что фото, видео и аудио записи, не принимают суды по делам о защите прав потребителей. Якобы, если вы делаете в супермаркете фото без разрешения, то это незаконное доказательство.

Но это также ошибочная логика.

Деятельность будь то магазина, ресторана или финансового учреждения — это публичная деятельность, и если на прилавке лежит некачественный товар, или вы видите манипуляцию с ценой, или вам отказывают в гарантии на товар — все это объективные факты, которые вы имеете право зафиксировать, так же, как это видят и слышат ваши глаза и уши.

Для полноты стоит отметить, что не последним моментом в правоприменении стало дело майора Мельниченко в 2011 году, охранника президента Кучмы, который записывал на диктофон высоких должностных лиц. К сожалению, это дело не только не решило вопрос, но его некоторые формулировки еще больше углубили проблему.

Этой законодательной инновации боятся как огня политики с чиновниками, недобросовестный бизнес и сами судьи. Безусловно она станет потрясением для всей системы.

Отмена «спецсредств»

Спецсредства — это вотчина СБУ. Сейчас шариковую ручку с видеокамерой и подобные вещи можно купить на Алиэкспресс за несколько долларов. Однако, получение по почте таких вещей, владение и использование опасны.

На вас могут открыть уголовное производство из-за использования так называемых «спецсредств».

Например, черниговский предприниматель заказывал на Алиэкспресс наручные часы с диктофонами и продавал в своем магазине, но СБУ решило, что он занимается противоправной деятельностью.

Один из экспертов комментирует, что «спецсредства», это не урегулированное законом понятие, а СБУ по своему усмотрению толкует, что является противоправным.

Мало того, уголовная ответственность, как и само понятие «спецсредств», отсутствует в развитых странах.

Но Украина идет по пути России, где такие случаи, когда покупатель пришел на почту забрать заказ из онлайн магазина, а оказался за решеткой — вообще стали нормальным явлением.

Как становится очевидным, этот пункт непосредственно связан с предыдущим и здесь кроется важная деталь. Без отмены «спецсредств», первый пункт — то есть право фиксировать правонарушения — не заработает. Результатом будет пустое право, которое невозможно реализовать, потому что спецсредством можно будет ситуативно признавать любое устройство, а значит — вне закона.

Как-то в пользу оставления уголовной ответственности за спецсредства я услышал мнение, что якобы, пусть это будет, потому что это дело правоохранителей ловить преступников и пользоваться техническими средствами.

Но давайте признаем, что это не работает. Украинская правоохранительная система на всех уровнях дел показывает свою неэффективность.

Она просто даже физически не в состоянии охватить масштаб проблем с коррупцией, кое-где будучи частью этой проблемы.

Поэтому возможности по правовой самозащите должны появиться у граждан, и понятие «спецсредств» или исключить совсем (вообще, это пережиток из советского КГБ).

Или, если все же будут найдены аргументы в пользу оставить, то нужно разграничить их по техническим признакам, а по факту нарушения или не нарушения таким средством личного пространства и тайны связи.

Проще говоря, если я нахожусь в комнате и веду личную беседу, и диктофон у меня работает в виде пуговицы, то это не является применением спецсредства, потому что я являюсь стороной этого разговора (см. аналогичные объяснения в первом шаге «Право на видео и аудио фиксацию правонарушений»).

А вот если третье лицо подложило хотя бы самый обычный диктофон без ведома и согласия хотя бы одного из участников разговора — это уголовное нарушение. То есть важно не само устройство и его технические характеристики, а факт нарушения им частного пространства.

Источник: https://nv.ua/biz/experts/borba-s-korrupciey-v-ukraine-videozapis-ne-dokazatelstvo-v-sude-zakonodatelstvo-ukrainy-50044840.html

Гарантии неприкосновенности частной жизни | Центр демократії та верховенства права

Является ли фиксация правонарушения вмешательством в личную жизнь?

Гарантии неприкосновенности частной жизни

…В странах Запада существует стереотип о том, что в России нет тайны частной жизни, в качестве доказательства обычно приводят утверждение о том, что слово privacy (англ.) не имеет эквивалента в русском языке. Это, конечно, далеко не так.

Во-первых, право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну гарантируется гражданам Конституцией Российской Федерации (ст. 23). Здесь также говорится: “Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения”.

Статья 24 Конституции запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Данное положение развивает принцип принятой 10 декабря 1948 г. Всеобщей декларации прав человека (ст.

12) о невмешательстве в личную и семейную жизнь и в основном воспроизводит часть третью статьи 9 российской Декларации прав и свобод человека и гражданина.

Во-вторых, в Федеральном законе “Об информации, информатизации и защите информации” дано определение того, что входит в сферу частной жизни: “…информация о гражданах (персональные данные) — сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность” (ч.7, ст.2). К персональным данным должна относиться информация о фактах биографии лица, о состоянии его здоровья, об имущественном положении, о профессии и роде занятий, совершенных поступках, о мировоззрении, взглядах, оценках и убеждениях, об отношениях в семье или об отношениях человека с другими людьми. Здесь следует отметить, что абсолютно ясный режим сферы информации о гражданах должен установить закон об охране персональных данных, уже много лет разрабатываемый в российском парламенте.

Уголовный кодекс РФ (ст. 137, 138, 155) предусматривает наказание в виде штрафа и лишения свободы за разглашение вышеперечисленных видов тайны частной жизни и тайны усыновления.

Условиями такого наказания, как правило, являются отсутствие согласия, корыстные или низменные интересы, а также нанесение вреда правам и интересам граждан.

Кроме того, неприкосновенность частной жизни признаётся объектом гражданских прав и защищается в судебном и ином порядке по ГК РФ (ст. 128, 150).

Наконец, Кодекс РФ об административных правонарушениях предусматривает ответственность за нарушение установленного законом порядка распространения информации о гражданах (персональных данных) (ст.13.11).

Закон о СМИ среди обязанностей журналиста называет получение согласия на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей. Исключение делается для случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов (ст. 49).

Очевидно, что правом на личную тайну, т.е. правом самостоятельно определять когда, как и в какой степени передавать информацию о самих себе, должны обладать частные лица, семьи или сообщества людей.

Понятия личной и семейной тайны тесно взаимосвязаны и во многом совпадают.

Различия же между ними касаются того, что если личная тайна непосредственно касается интересов лишь конкретного гражданина, то семейная тайна затрагивает интересы нескольких лиц, находящихся друг с другом в отношениях, регулируемых Семейным кодексом РФ.

Право на личную тайну уравновешивается потребностью людей сообщать информацию о себе для участия в жизни общества, а также потребностью общества в информации о его членах.

Соблюдение этого баланса характеризует демократичное общества, нарушение баланса — тоталитарное государство.

Право на личную тайну является частью сложной и развивающейся системы социальных потребностей человека, а не самоцелью или самодостаточным состоянием.

Информационная безопасность личности означает и неразглашение государством собранных им сведений о личности без её согласия.

Государственные и муниципальные органы ограничивают доступ посторонних к информации такого рода, например к сведениям, собранным налоговой инспекцией, домоуправлением, военкоматом, районным отделением милиции и т.п.

Их задачей является и защита государственных коммуникационных линий, используемых физическими и юридическими лицами, от прослушивания, перехвата сообщений и т.п.

Итак, прежде всего следует уяснить, что у каждого человека существует личная жизнь (которую нельзя путать с общественной). Любые сведения о фактах, событиях в жизни человека, обстоятельствах его судьбы могут им считаться личной тайной.

Разумеется, если об этих обстоятельствах он ранее сам рассказал в интервью прессе, в опубликованных мемуарах, в заявлении для СМИ, то впоследствии он вряд ли имеет право потребовать прекратить новое распространение этих сведений.

К таким сведениям, очевидно, должны относиться сведения о годовом доходе и имуществе граждан, подпадающих под действие Указа Президента РФ “О предоставлении лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправления, сведений о доходах и имуществе” от 15 мая 1997 года. Перечисленные в нём лица обязаны ежегодно предоставлять эти сведения в СМИ.

Равное право на тайну личной жизни имеют все без исключения: дети, недееспособные люди, заключённые, люди в состоянии алкогольного опьянения, бомжи, военнослужащие, государственные чиновники — закон ни для кого не делает исключения.

Сведения об общественной же жизни человека очевидно включают в себя информацию о событиях и фактах, связанных с публичной деятельностью (государственной службой, службой в органах местного самоуправления, участием в политической и общественной деятельности.

В своих решениях по защите тайны частной жизни Судебная палата по информационным спорам (СПИС), например, признала:

— наличие прав граждан, лишённых свободы, на защиту частной жизни в связи с трансляцией на канале ОРТ репортажа журналиста А.Невзорова о быте одной из женских колоний (Решение СПИС №32 (69) от 19.10.95г.);

Источник: https://cedem.org.ua/analytics/garantyy-neprykosnovennosty-chastnoj-zhyzny/

О вмешательстве в частную жизнь

Является ли фиксация правонарушения вмешательством в личную жизнь?

6 июля 2016 г. в России был принят Федеральный закон № 374-ФЗ из «пакета Яровой», идущий вразрез с Постановлением ЕСПЧ от 4 декабря 2015 г. по делу «Роман Захаров против России» (жалоба № 47143/06).

Новый закон предоставил ФСБ и Службе внешней разведки право получать информационные системы и базы данных госорганов и внебюджетных фондов и доступ к ним без решения суда, а также обязал операторов с 1 июля 2018 г.

связи хранить звонки и сообщения абонентов и электронные сообщения пользователей интернета за период, определяемый Правительством РФ (но не более чем за 6 месяцев) в соответствии со ст. 64 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи», а информацию о фактах приема, передачи, доставки и обработки сообщений и звонков – 3 года.

О правилах хранения информации по «Закону Яровой»В настоящий момент операторы связи не имеют возможности исполнять установленные требования

Необходимо отметить, что акты, предписывающие операторам связи хранить метаданные абонентов, принимаются во многих странах мира и союзах государств. Споры о таких мерах ведутся в высших судебных инстанциях как государств, так и международных организаций.

Показателен пример Франции, в которой в конце 60-х – начале 70-х гг. XX в. активно создавались информационные системы, в частности SAFARI (автоматизированная система административных файлов и справочник физических лиц).

Уже тогда французское общество выразило озабоченность по поводу проекта – 21 марта 1974 г. газета «Le Monde» привлекла внимание общества к проблеме статьей «Сафари, или охота на француза».

Результатом стало создание Национальной комиссии по обработке данных (информатике) и гражданским свободам. Ранее Государственный совет Франции по своей инициативе провел в 1969-70 гг.

исследование взаимосвязи компьютеризованной информации и гражданских свобод и обнародовал свои открытия. 6 января 1978 г. был принят Закон Франции № 78-17 «Об обработке данных, файлах данных и индивидуальных свободах».

В России право на неприкосновенность частной жизни впервые было закреплено в гл. 2 Конституции РФ 1993 г., которая была позаимствована из фундаментальных международных деклараций и конвенций, провозглашавших права и свободы человека высшей ценностью.

На тот момент основной областью, в которой возникали вопросы о защите права на неприкосновенность частной жизни, была оперативно-розыскная деятельность, законодательное регулирование которой ознаменовалось принятием соответствующего Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Основным субъектом обработки персональных данных было государство.

Уголовным кодексом РФ 1996 г. в ст. 137 и 138 была введена ответственность за нарушение прав, закрепленных в ст. 23 и 24 Конституции РФ соответственно.

Поскольку интенсивное построение информационных систем в России и развитие IT компаний началось в нулевые годы XXI в., с этого времени право на неприкосновенность частной жизни приобрело особую актуальность. 27 июля 2006 г.

был принят Федеральный закон № 152-ФЗ «О персональных данных». Уполномоченным органом по защите прав субъектов персональных данных Постановлением Правительства РФ от 16 марта 2009 г. № 228 был назначен Роскомнадзор.

Субъектами (операторами) обработки данных стали коммерческие организации.

Основными отличиями Запада от Востока, обеспечивающими, по моему мнению, странам западного мира лидерство в экономических и научно-технических областях, являются объем личного пространства, предоставляемого западными государствами своим гражданам, действующие механизмы его защиты и строгость наказания за его нарушение. Эти отличия нашли свое отражение в судебной практике, которая приведена в статье «Границы частной жизни. КС РФ и ЕСПЧ расходятся во мнении», опубликованной в Адвокатской газете № 16 (273) 16–31 августа 2018 г.

Если Конституционный Суд РФ воспринимает тайное применение видеосъемки в служебном кабинете как «применение технических средств фиксации наблюдаемых событий», не считая это вмешательством в частную жизнь (Определение от 13 октября 2009 г. № 1148-О-О), то ЕСПЧ распространяет действие ст.

8 § 1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и на служебные помещения (Постановление ЕСПЧ от 7 ноября 2017 г. по делу «Ахлюстин против России», жалоба № 21200/05, § 37). ЕСПЧ неоднократно подтверждал, что частная жизнь человека может быть затронута действиями властей, осуществляемыми вне его дома или вне его частных помещений.

Следовательно, согласно прецедентному праву Европейского Суда, телефонные звонки с места работы, в том числе из кабинетов госслужащих, охватываются понятиями «частная жизнь» и «корреспонденция» для целей ст. 8 § 1 Европейской конвенции. Электронная почта и сообщения через мессенджеры, отправленные с рабочего места, защищены в соответствии с упомянутой ст.

8, так же как и информация, полученная в результате мониторинга личного использования интернета.

ЕСПЧ также считает, что, поскольку лицо может «обоснованно рассчитывать на соблюдение его права на уважение личной жизни» если не в отношении всего служебного помещения, то, по крайней мере, в отношении стола и шкафов, обыск в кабинете прокурора представляет собой вмешательство в его «частную жизнь».

Вышедшее за рамки обычного или ожидаемого использования камер видеонаблюдения, например скрытая съемка лица в помещениях полиции при производстве следственных действий (опознание), является также нарушением права на частную жизнь. В Постановлении ЕСПЧ от 7 ноября 2017 г. по делу «Зубков и другие против России» (жалоба № 29431/05, § 121) ЕСПЧ остался верен своей позиции и скрытую видеосъемку в съемной квартире признал вмешательством в «частную жизнь» заявителя.

Без того узкое пространство частной жизни в России лишено средств эффективной правовой защиты.

Кодекс административного судопроизводства РФ не обязывает российские суды при оспаривании действий должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления проводить тест на пропорциональность вмешательства в индивидуальные права и свободы, что, по мнению ЕСПЧ, выраженному в Постановлении от 7 ноября 2017 г. по делу «Константин Москалев против России»  (жалоба № 59589/10), является нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

Кроме этого, как указано в справке «О состоянии российской адвокатуры на современной этапе», подготовленной ФПА РФ по запросу Министерства юстиции РФ от 18 апреля 2018 г.

№ 12-52301/18 о предоставлении информации Министерству иностранных дел РФ для подготовки доклада на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, «Уже не вызывает дискуссии утверждение о том, что судебная власть в России на практике не проявляет свою независимость.

Причиной тому является непрозрачная система назначения судей исполнительной властью и ее влияние на процедуру лишения судьи полномочий, широкая практика не предусмотренного законом вмешательства председателей судов и судей вышестоящего звена в рассмотрение дел судьей».

Оспаривание действий операторов персональных данных, действующих в масштабах страны и затрагивающих права граждан, находящихся в разных регионах, –  задача почти невыполнимая из-за отсутствия института групповых исков в гражданском процессуальном законодательстве и его слабой разработки в арбитражном процессуальном законодательстве.

Таким образом, «пакет Яровой» в условиях отсутствия эффективных механизмов защиты нарушенного права на неприкосновенность частной жизни, закрепленного в ст.

23 Конституции РФ, фактически санкционирует массовое слежение под прикрытием защиты национальной безопасности, делая невозможным анализ каждого конкретного случая на предмет необходимости и соразмерности применяемых мер.

Хранение огромного массива информации в отношении абсолютно всех граждан России, кроме первых лиц государства, создает «Большого брата» – национальную систему тотальной слежки за частной жизнью граждан РФ, что является признаком тоталитарного государства.

В результате любой гражданин РФ является потенциальной жертвой кражи персональных данных и раскрытия глубоко личной информации. Это также является предпосылкой к нарушению прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, закрепленных в ч. 4 Гражданского кодекса РФ. В информационный век отсутствие в государстве гарантий соблюдения и защиты интеллектуальных прав и секретов производства ведет к экономическому упадку государства.  

Подводя итоги, мне кажется возможным предложить:

1) дополнить ч. 2 ст. 178 КАС РФ требованием об обязательности для суда при вынесении решений оценки баланса прав и государственных интересов путем применения теста на пропорциональность вмешательства в индивидуальные права и свободы;

2) ввести в ГПК РФ институт групповых (коллективных) исков;

3) внедрение института парламентского надзора за деятельностью органов, осуществляющих ОРД.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/o-vmeshatelstve-v-chastnuyu-zhizn/

ролики от ГИБДД могут разрушить брак

Является ли фиксация правонарушения вмешательством в личную жизнь?

С октября водителям, нарушившим ПДД, в массовом порядке стали рассылать квитанции об оплате штрафа, к которым прилагается фотодоказательство правонарушения. Юристы не считают такие съемки нарушением прав личности, если они не будут преданы огласке

С 1 октября в Москве начал работать Центр автоматизированной фиксации нарушений правил дорожного движения. До этого времени фотовидеокамеры, которые фиксировали такие нарушения, работали лишь в тестовом режиме.

Так что многие автовладельцы, нарушившие ПДД на дорогах Москвы, уже успели получить уведомление о необходимости заплатить штраф за ту или иную дорожную провинность.

Им присылали квитанцию, к которой приложена фотография, на которой можно отчетливо рассмотреть номер машины, а также в деталях все, что просходит на передних сиденьях.

Нарушители правил дорожного движения, а заодно и семейного распорядка, уже прозвали эти уведомления «письмами счастья». Теперь они будут приходить по почте в массовом порядке.

В настоящее время в Москве установлено уже 55 стационарных комплексов фотовидеофиксации. До конца года в столице планируется установить еще 150 стационарных и 10 подвижных, а к 2013 году подобных устройств будет уже более 800.

Несколько десятков операторов в режиме реального времени будут обрабатывать данные о нарушениях правил дорожного движения, полученные с камер.

Все зафиксированные нарушения попадают в центральную базу данных ГИБДД и «привязываются» к собственнику транспортного средства, после чего ему и будет выслано извещение о штрафе.

По словам начальника отдела дорожной инспекции и контроля за организацией движения московского управления ГИБДД Евгения Ефремова, ежедневно камеры фиксируют от 500 до 1000 фактов различных нарушений. Причем эти устройства настолько многофункциональны, что способны выявлять нарушителей на расстоянии 500 метров, контролировать сразу четыре полосы движения, а также работать в темноте.

Согласно статистике, чаще всего камеры на дорогах фиксируют превышение скорости, нарушение правил парковки в зоне выделенных полос для общественного транспорта. Стоит отметить, что за последнее нарушение с 1 июля следующего года штраф в Москве увеличится в 10 раз — до 3 тысяч рублей.

Перед автоматикой все равны

Глава народного движения автомобилистов, «Свобода выбора» Вячеслав Лысаков считает, что камеры фотовидеофиксации помогут изменить к лучшему ситуацию на столичных дорогах. По его словам, эти системы обеспечивают неотвратимость наказания и они эффективны, поскольку практически полностью отсутствует коррупционная составляющая.

«Это может помочь изменить менталитет московских водителей. Когда люди поймут, что они могут быть наказаны за нарушение правил, даже если рядом не было ГАИ, тогда они будут менять свой стиль поведения на дорогах. Постепенно это будет внутренним убеждением, но для этого надо, чтобы прошли годы.

Людей надо воспитывать таким образом. Я даже за то, чтобы, если нет камеры, все равно стояли щиты с информацией о том, что трасса просматривается, контролируется. Это дисциплинирует людей.

Когда человек понимает, что его нарушение может быть зафиксировано, он ведет себя по-другому», — рассказал Лысаков BFM.ru.

Эксперт отмечает, что фиксация нарушений касается всех категорий водителей. «Если автомобиль попал в поле зрения фото- или видеокамеры и было зафиксировано нарушение, соответствующее письмо придет владельцу транспортного средства.

Даже если в поле зрения камеры попала милицейская машина или машина министра, автоматике все равно, — с удовлетворением отмечает эксперт. —. Штраф надо оплачивать. Недавно в СМИ была раздута история, что штрафы приходят даже на «скорую помощь». Но это правильно. Они приходят на автобазу «скорой помощи».

Ее руководитель должен посмотреть путевой лист, который фиксирует время выезда скорой, и определить, что в это время машина либо ехала на вызов, либо она возвращалась. Если это уважительная причина, он пишет письмо в органы ГАИ. ГАИ закрывает производство по делу, и оно идет в архив.

А вот если водитель ехал на обед, то начальник отдает ему эту квитанцию на штраф, и тот платит из своего кармана».

Подглядывание по закону

Однако нововведение в виде свидельств видео- и фотохоты на нарушителей ПДД в ближайшее время может оказаться вне закона. Дело в том, что Совет при президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства разработал поправки в Гражданский кодекс (они опубликованы в «Российской газете»), суть которых в обеспечении гарантии защиты личной информации.

Так, впервые в российской правовой практике предлагается ввести в Гражданский кодекс понятие частной жизни.

Согласно документу, под охрану могут попасть личные фотографии, биографические данные, публикации о том, кто, где, как и с кем проводит время.

Новые нормы ГК запретят не только вмешиваться в личное пространство, но даже обсуждать подробности чужой жизни (эти правила распространятся не только на желтую прессу, но и на публикации в блогах или на форумах).

Эксперты отмечают, что самое трудное — определить, где проходит граница между общественной и частной жизнью.

В свете этого, возникает вопрос, не является ли фотовидеофиксация нарушений правил дорожного движения вторжением в частную жизнь? Ведь в «письмах счастья», рассылаемых ГИБДД, содержится информация о местонахождении водителя в конкретный момент времени. Также можно узнать, с кем он в этот момент находился в машине.

Управляющий компании «Право-Экспресс» Александр Морозов в интервью BFM.ru рассказал: «Конституция говорит нам о необходимости охраны и защиты государством прав и свобод человека. Согласно ст. 23 Конституции, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Более того, Конвенция о защите прав человека от 1950 года говорит о недопустимости вмешательства со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе интереса госбезопасности и общественного порядка и/или спокойствия».

Эксперт отметил, что к настоящему времени, в первом чтении Госдумы уже приняты поправки в ГК РФ, и в ст.

151 говорится о том, что, если иное не предусмотрено федеральным законом, не допускается без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, включая сведения о его происхождении, месте пребывания, жительства, личной, семейной жизни, о фактах биографии и так далее.

По словам Морозова, информация о том, что человек находился в такое-то время в таком-то месте, можно считать фактом биографии, но если она используется в целях обеспечения правопорядка, безопасности дорожного движения, то это законно.

«Например, ст. 2.6.1 «Административная ответственность собственника, владельца автотранспортных средств» позволяет на основании снимков, видеозаписей привлекать людей к ответственности, — говорит он. — Естественно, выкладывание этих снимков в Интернет или ведение онлайн-вещания с камер будет уже неправомерным, потому что это будет разглашением личной информации о человеке».

Эксперт отметил, что письма, посылаемые ГИБДД или судом, имеют конфиденциальный характер и должны отправляться с уведомлением, извещением. То есть человек имеет право получить этот документ либо сам лично, либо посредством своего представителя по доверенности.

«Если это письмо попадает в руки другого человека, то нужно привлекать к ответственности службу доставки или органы внутренних дел, которые по своей халатности допустили разглашение информации», — пояснил Морозов, отметив, что такие уведомления нельзя просто класть в почтовый ящик.

Председатель коллегии адвокатов «ВашЪ Юридический Поверенный» Константин Трапаидзе считает, что система автоматизированной фиксации нарушений правил дорожного движения вполне вписывается в правила соблюдения неприкосновенности частной жизни и информации о физических лицах, так как в данном случае уполномоченным органом (ГИБДД) используется собственная база данных о владельцах транспортных средств.

«Владельцам автомобилей по почте в закрытом конверте по месту регистрации будет высылаться фотография с указанием нарушения ПДД, где четко должны будут читаться регистрационные знаки транспортного средства. На основании этого документа будет прилагаться протокол об административном правонарушении, с санкцией на штраф.

Ни о каком разглашении информации о частной жизни речи не идет. Эта практика давно применяется в связи с другими нарушениями ПДД по всему миру, в том числе и у нас в России.

Только у нас до октября видеорегистрировались в основном нарушения скоростного режима, а теперь будут и факты выезда на полосу для общественного транспорта», — пояснил Трапаидзе.

Вячеслав Лысаков также не считает, что система автоматизированной фиксации нарушений правил дорожного движения посягает на чью-то личную жизнь. При этом эксперт отмечает, что во многих странах фотографируют только задний номер автомобиля.

ГИБДД предупреждает: если водитель едет в автомобиле не с женой (мужем), лучше не нарушать. Алексей Корольчук/BFM.ru

Источник: https://www.bfm.ru/news/156046

Правовая помощь
Добавить комментарий