Какие органы отвечают за посещение ребенком школы?

Защищаем права ребенка в школе

Какие органы отвечают за посещение ребенком школы?

Как правило,  с одной стороны, — незнание, а, с другой стороны, — нарушение прав школьников приводит к конфликтным ситуациям «школа — ученик – родитель».

Как родители могут защитить права ребенка в школе? Рассмотрим несколько примеров.

Гендерное равенство

Гендерное равенство – это когда  каждый человек имеет равные права, независимо от того, принадлежит он к мужскому или женскому полу.

Возможный вариант нарушения – дискриминация по половому признаку: девочкам было приказано мыть полы, а мальчиков отпустили домой.

Справка. Если человека ограничивают в правах и возможностях по половому признаку, то это ничто иное, как дискриминация. Международным правом и российским законодательством дискриминация категорически запрещена.

Что делать?

Попытайтесь решить проблему мирным путем: обратите внимание классного руководителя, что  нельзя налагать больше обязанностей на девочек, чем на мальчиков, предложите не делить учащихся на юношей и девушек, а обратиться за помощью ко всем ребятам.

Если это не поможет, то действуйте по схеме: администрация — управление образования — суд.

Школа и религия

Школа не имеет права принуждать учеников заявлять о своей принадлежности к той или иной религии – это личное дело каждого.

Возможный вариант нарушения – представим себе, что Планом общешкольных или классных мероприятий предусмотрено посещение православного монастыря. Среди учеников есть не только православные, но и мусульмане, буддисты или последователи других религий и это мероприятие может противоречить их религиозным убеждениям.

Справка. Каждый человек имеет право на свободу совести и вероисповедания, т.е. каждый имеет право сам решать, верить в Бога или нет, и какую религию выбрать. Каждый имеет право не только верить или не верить, но и поступать так, как диктуют ему вера или убеждения. Также по разным причинам не все могут открыто сказать о своих религиозных убеждениях и чувствах.

В законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорится: «Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих».

Что делать?

Школе необходимо отказаться от проведения мероприятий, имеющих религиозную окраску, ибо  школа не может проводить никакие мероприятия, связанные с религией, например, собирать пожертвования на нужды религиозных общин,  вовлекать учеников в религиозные обряды, т.к. при этом нарушается норма Закона о светском характере образования.

Ученики имеют полное право отказаться от участия в мероприятиях, имеющих отношение к религии.

В случае, если учеников пытаются привлечь к этим мероприятиям принудительно, то следует подать письменную жалобу директору школы, обратиться в управление образованием, к  уполномоченному по праваам ребёнка.

Уважение чести и достоинства школьника

Обучающиеся имеют право на уважение своей чести и  достоинства.

Возможный вариант нарушения разбирательство учителя с учеником в присутствии всего класса или вынесение  на суд класса обсуждение мнений, убеждений ученика без его согласия.

Справка. Публичные разбирательства входят в противоречие с правом обучающихся на уважение своего человеческого достоинства, которое закреплено в Законе «Об образовании» (статья 50, пункт 4), являются оскорбительными и недопустимыми.

 Конституция России устанавливает право на свободу мнений и убеждений: «Никто не может быть принуждён к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них» (статья 29, пункт 3). Кроме того подобные «судилища» наносят детям огромный моральный ущерб.

Применение таких методов воспитания педагогом не допустимо.

Что делать?

Выяснить у учителя суть  конфликта. Переговорил ли заранее педагог с учеником  и получил ли его согласие на публичное обсуждение  его действий.

В случае нарушения законодательства обращайтесь с жалобой к директору школы.

Вы также имеете право обратиться в суд о защите чести и достоинства ребёнка.

 Право на охрану здоровья

Школа несёт ответственность за жизнь и здоровье детей во время учебного процесса.

Возможный вариант нарушения – ученик освобождён от физических нагрузок и об этом имеется справка. Однако учитель физкультуры не принял это во внимание  и поставил  школьнику двойку.

Что делать?

 Учителю физкультуры можно объяснить, что ученику бегать и прыгать после операции – опасно для здоровья.

Обратиться за помощью к классному руководителю и завучу. «Двойка» должна быть отменена, и в будущем таких случаев повторяться не должно.

Если не помогают устные обращения, то пишите заявление директору школы с требованием провести по этому факту дисциплинарное расследование.

Если всё же учитель заставил заниматься ребенка и такая «физкультура» нанесла  вред его здоровью — запаситесь необходимыми документами, и смело идите в суд.

Обязательные  дополнительные занятия, факультативы 

Все дополнительные занятия, такие как кружки, факультативы,  секции и т.д.  могут быть только добровольными.

Возможный вариант нарушения – иногда в школе принуждают детей посещать дополнительные занятия.

Справка. В каждой школе есть учебный план. В нём записано, какие предметы изучаются в данном классе и сколько на эти предметы уделяется времени. Поэтому  никто не может заставить школьника посещать дополнительные занятия. Например, если в учебном плане нет «физики твердого тела» как обязательного предмета, то этот спецкурс можно не посещать.

Что делать?

Исходим из  того, что любой преподаватель высоко оценит ученика, который имеет дополнительные знания, полученные на спецкурсе. При сдаче экзамена по основному предмету, это только пойдёт ученику на пользу.

Если вы опасаетесь, что все же учитель будет относиться к ребенку предвзято, обсудите ситуацию с учителем, завучем школы, напишите заявление директору.

Общественно полезный труд

«Привлечение обучающихся, воспитанников гражданских образовательных учреждений без согласия обучающихся, воспитанников и их родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещается» — записано и в статье 50 Закона «Об образовании».

Возможный вариант нарушения – детей заставляют дежурить по  классу, по школе, убирать территорию и т.д.

Справка. Статья 37 Конституции РФ гласит: «Принудительный труд запрещён».

Обратите также внимание на формулировку статьи 50 Закона «Об образовании»:  школа должна получить не только согласие самих учеников на помощь школе своим трудом, но и согласие их родителей. Это означает, что школа не имеет права приказывать школьникам брать тряпки в руки и отправляться вытирать лужи в школьных коридорах, участвовать в дежурстве, мести улицы, чистить остановки и лесопарки.

Если следовать букве закона, то даже, если бы сами ученики стояли с тряпками и метлами в руках и умоляли бы разрешить им участвовать в трудовом десанте, то директор не смог бы им этого позволить, пока они не принесут письменное согласие родителей.

Что делать?

Если школа всё же принуждает ученика дежурить, убирать территорию школы или общественные места, то родители  могут обжаловать действия школы.

Можно обратиться к директору с письменной жалобой на действия классного руководителя, который заставляет детей выполнять работу, дежурить по классу, мыть полы, заступать на «пост номер один». Если директор откажется освободить ребенка от дежурств, работ – пишите жалобу в управление образования и органы по защите прав ребёнка.

Если и это не поможет, родители могут подать на школу в суд.

Иногда ссылаются на  Устав школы. Прочитайте его и убедитесь, что такая норма там действительно есть. Очень вероятно, что её там не окажется. Но в любом случае Устав школы не может противоречить Закону и Конституции.

Если противоречие есть, то нужно руководствоваться не Уставом (или приказом директора, или неким положением), а именно Конституцией и Законом. При этом родители могут обратиться к учредителю, а также в прокуратуру.

Если школе действительно требуется помощь, то она может обратиться к ученикам  с  просьбой, а не приказывать. Школьники вправе самостоятельно решить, откликнуться на просьбу школы или нет.

Также заранее следует  выяснить позицию родителей по вопросу привлечения их детей к труду. Это относится не только к экстренным случаям, но и к обычным дежурствам, генеральным уборкам и прочим «трудовым десантам».

Обратите внимание, что даже если ребёнок трудится на благо школы по своему собственному желанию,  согласие родителей необходимо.

Если родители не согласны с привлечением детей к общественно  полезному труду, то у них есть все основания жаловаться на школу не только в органы управления образованием, но и подать в суд.

Самообслуживание в школе, конечно,  должно быть, но искать решение этой проблемы нужно вместе с учениками, правозащитниками и родителями обучающихся,  руководствуясь действующим законодательством.

Право на образование

Все граждане России имеют конституционное право на образование.

Возможный вариант нарушения – удаление ученика с урока или не допуск до занятий.

Справка. Учитель не имеет права не пускать ученика на урок или выгонять его из класса. У учителя нет права произвольно решать это.

Если ученик пришёл в нетрезвом виде или начал громить школьную мебель – тогда учитель обязан реагировать: вызывать администрацию школы, полицию и других специалистов, которые из рук в руки примут ученика у педагога и продолжат с ним работать.

Но когда поведение школьника не представляет никакой опасности, учитель обязан пустить его в класс. Учить школьника — это его обязанность, работа, за которую ему платит деньги государство.

Что делать?

Если такое произошло, постаратесь выяснить все обстоятельства конфликта.

Если вы установили, что ваш школьник всё же нарушил Правила для учащихся, то почитайте Устав вашей школы, и узнайте, какие меры наказания за это предусмотрены. Такого наказания как отстранение от урока в них не должно быть.

Напишите жалобу директору школы. Если и после этого ситуация не изменится, подайте жалобу в управление образования с ходатайством о проведении дисциплинарного расследования. Закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации» даёт на это право.

Уважаемые родители! Не позволяйте унижать себя и своих детей! Научите детей постоять за себя.

При подготовке были использованы материалы ряда интернет-сайтов

Защищаем права ребенка в школе

Источник: https://eduinspector.ru/2012/10/06/uvajaem-i-soblyudaem-prava-rebenka/

Школы должны сообщать в опеку о проблемах детей. Но как и когда это делать — нигде не сказано

Какие органы отвечают за посещение ребенком школы?

За воспитание и образование ребёнка отвечают семья и школа. Когда у них что-то не получается — в дело вступают органы опеки. Но в России нет чёткого алгоритма, в каких случаях школа и директор должны обращаться в опеку.

«Мел» попросил президента фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую, директора московской школы № 444 Павла Северинца и Департамент труда и соцзащиты населения Москвы объяснить, как на практике взаимодействуют школы и органы опеки.

Привет, учитель! Рассылка

Для тех, кто работает в школе и очень любит свою профессию

Отсутствие чёткой системы межведомственных отношений иногда приводит к трагическим последствиям. Так, девятиклассник из бурятской школы, напавший на одноклассников и учительницу с топором, год общался со школьным психологом, но тот не нашёл у него отклонений в поведении и не сообщил об этом в комиссию по делам несовершеннолетних.

Знакомые девятиклассника из Ивантеевки, устроившего стрельбу в школе, говорили директору о том, что ученик собирается напасть на школу, но руководство школы никак не отреагировало на это обращение.

Даже если администрация школы вовремя отреагирует и обратится в нужные органы — это всё равно не гарантия того, что проблему смогут решить.

Недавно в Москве три сестры убили своего отца за то, что, как они утверждают, он много лет избивал их и «причинял моральные страдания». Директор школы, в которой учились девочки, рассказал, что обращался в органы опеки. Правда, поводом для обращения служили не насильственные действия отца, а систематические прогулы школы.

Если ребёнок длительное время не ходит в школу или регулярно пропускает занятия:

  • сначала ученика ставят на учёт в образовательной организации;
  • затем в течение трёх дней школа направляет информацию об этом в районную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав (по месту жительства ученика).

Источник: закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и пункт 2.4.2 Регламента межведомственного взаимодействия

https://www.youtube.com/watch?v=T3ENYa1gLU4

В теории комбинация «школа плюс опека» должна предотвращать такие случаи, но на практике работает со сбоями. Эксперты говорят, что часто и школа, и опека на многое то ли не обращают внимание, то ли закрывают глаза. Нет чёткого понимания, когда нужно что-то делать в обязательном порядке. Что касается опеки, то она тоже не всегда работает в интересах семьи.

Елена Альшанская: «Наши школы не обращают внимание, если дети приходят с синяками»

Насколько я понимаю, в ситуации с сёстрами Хачатурян школа обратилась в органы опеки не из-за насилия, а из-за того, что девочки периодами пропускали занятия.

В этом случае школа практически всегда волнуется и включается в ситуацию.

Когда речь идёт о другом, например, были какие-то признаки насилия (девочки приходили с синяками), то, скажу честно, наши школы не очень активно обращают на это внимание.

Хотя на самом деле они действительно обязаны это делать.

В рамках закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» все госучреждения должны тут же сообщать в комиссию по делам несовершеннолетних и органы опеки, если, с их точки зрения, происходит какое-то насилие в отношении ребёнка или он находится без надзора родителей. Другое дело, что каких-то чётких протоколов, как именно они должны это сделать и в какой срок, — нет.

Выдержка из закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»

«Организации, осуществляющие образовательную деятельность:

  • выявляют несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении, а также не посещающих или систематически пропускающих по неуважительным причинам занятия в образовательных организациях, принимают меры по их воспитанию и получению ими общего образования;
  • выявляют семьи, находящиеся в социально опасном положении, и оказывают им помощь в обучении и воспитании детей».

Если такие сроки и прописаны, то только в региональных регламентах. Например, у Москвы есть такой документ, но там тоже не детально сказано, на что школы должны обращать внимание и как.

Если им кажется, что есть какая-то проблемная ситуация, они могут обратиться в органы опеки. По идее, если ситуация угрожает ребёнку — они обязаны это сделать, но как оценить, угрожает она или не угрожает, — всё на их усмотрение.

Эта ситуация порождает иногда лишние проблемы: у нас было несколько случаев, когда именно прогулы ребёнка-подростка приводили к тому, что школа сообщала о ситуации в органы опеки и в комиссию по делам несовершеннолетних.

Ребёнка ставили на учёт, начинали пугать маму тем, что его отберут, чтобы она заставила ребёнка не прогуливать школу.

Но это не всегда реально: отношения между родителями и подростком, который вступает в период острой сепарации, бывают сложные, и трудно сделать так, чтобы ребёнок их слушался.

Вместо того, чтобы как-то родителю помогать, органы опеки действительно могут создать ситуацию угрозы. Поэтому сегодня эта система не всегда хорошо работает, особенно в интересах семьи.

Если школа всё-таки решила сообщить в опеку, что что-то не в порядке, после этого органы опеки должны провести проверку. Они проверяют поступившее к ним обращение непосредственно в семье.

Хронология обращений директора школы, в которой учились сестры Хачатурян, в органы опеки:

  • В феврале 2017-го школа первый раз обращается в отдел социальной защиты из-за того, что сёстры Хачатурян долго не ходят в школу. Но разбирательство прекратили, потому что школьницы «вернулись к процессу обучения».
  • В ноябре 2017-го школа повторно сообщает, что сёстры не ходят в школу. К ним в квартиру приходила комиссия, но дверь никто не открыл.

При этом семья Хачатурян не состояла на учёте в отделе социальной защиты населения или в центре социальной помощи семье и детям.

Павел Северинец: «Первое звено — классный руководитель, он устанавливает контакт с семьёй»

В школе всегда есть социальный педагог и классный руководитель. Учитель или классный руководитель передаёт соцпедагогу, что существует такая-то проблема. Поводом может быть травма, полученная ребёнком не в школе, синяки, неопрятный вид. Чёткого списка, на самом деле, нет. Если ребёнок пропускает уроки — это тоже повод обратиться в опеку.

У нас был случай с дошкольником. Мама в раздевалке сорвалась: стала бить и ругать ребёнка. Её остановили и написали письмо в органы опеки с просьбой обратить внимание на семью. После этого опека должна сообщить в школу, как отреагировала.

Чаще всего сотрудники из органов идут в семью или зовут педагога из школы, составляют акт, если необходимо — ставят на учёт, затем школа и опека вместе составляют план работы.

С неблагополучным ребёнком трудно, но важно работать. Первое звено — классный руководитель, он устанавливает контакт с ребёнком и семьей; затем соцпедагог и психолог.

Часто таким ребятам просто нечего делать, они слоняются без дела, поэтому кружки и секции (спорт, туризм) могут помочь.

При департаменте соцзащиты работают центры, где с такими детьми работают: возят на экскурсии, организуют досуг.

Shutterstock (Photographee.eu)

Источник: https://mel.fm/problema_i_resheniye/4198562-children_problems

Как защитить права ребенка, если они нарушаются школой

Какие органы отвечают за посещение ребенком школы?

Международные документы по правам ребенка, Конституция Российской Федерации, законодательство РФ наделили школьника довольно обширными правами. В частности, школьник имеет право:

  • на бесплатное образование;
  • на  выбор учебного заведения;
  • на выбор формы получения образования: в школе  и вне школы путем семейного образования и самообразования;
  • на выбор формы обучения: очное, заочное, очно-заочное, на дому, по индивидуальному учебному плану;
  • на перевод в другую школу по желанию ребенка (при согласии родителей);
  • на  бесплатное пользование библиотечной (школьной) литературой;
  • на  участие в школьном самоуправлении;
  • на помощь учителей во время обучения;
  • на свободу совести и выражение личных убеждений;
  • на обучение в безопасных условиях;
  • на добровольное посещение дополнительных кружков, секций, занятий;
  • на помощь школе на добровольных началах;
  • на свободное посещение школьных мероприятий, не входящих в план обучения;
  • на доступ к информации;
  • на защиту от эксплуатации, выполнения работы, которая вредна для физического или психического здоровья ребенка, препятствует получению образования;
  • на предоставление особых условий детям с ОВЗ;
  • на тайну переписки, телефонных переговоров, личных данных;
  • на участие в культурных мероприятиях, занятия творчеством и искусством;
  •  имущественные права.

Нарушать права ребенка, в том числе и в школе,  недопустимо. Вот что сказано на этот счет в Федеральном законе «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24.07.1998 N 124-ФЗ с последующими изменениями:

«При осуществлении деятельности в области образования и воспитания ребенка в семье, образовательном учреждении, специальном учебно-воспитательном учреждении или ином оказывающем соответствующие услуги учреждении не могут ущемляться права ребенка».

Однако, не всегда это бывает так. Приведем несколько характерных ситуаций.

Типичный случай: ученик опоздал на урок, пришел не в установленной школой форме, не с той прической, и  учитель не  допустил его до уроков. Когда ученика  не пустили на урок или удалили с урока, то в этом случае произошло нарушение его права на образование. У учителя нет права решать: пускать или не пускать ученика на урок.

В школе есть Устав, правила поведения, правила ношения школьной формы и т.д. Если же ученик их нарушает, то к нему могут быть применены такие  меры как замечание, выговор, исключение из школы. А вот такой  меры,  как отстранение от урока — нет.

Если ученик не был допущен на урок, то в таких случаях родители или  ученик могут написать жалобу директору школы,  в управление образования с ходатайством о проведении дисциплинарного расследования, в прокуратуру.

Если же действия ученика угрожают жизни и здоровью других обучающихся, учителю, то учитель обязан вызвать администрацию школы, полицию и других специалистов, которые примут к ученику адекватные меры воздействия. Применение педагогическими работниками  мер физического воздействия к ученикам недопустимо.

Бывает, что  учитель, классный руководитель занимаются проработкой ученика в присутствии всего класса, или дежурный учитель на школьной линейке прорабатывает провинившихся школьников в присутствии других учеников.

 Такие публичные проработки входят в противоречие с правом обучающегося на уважение своего человеческого достоинства, наносят детям огромный моральный вред.

Если такие «методы воспитания» практикуются в школе,  то это повод для родителей  обратиться в суд.

Обсудить волнующую учителя проблему с учеником учитель  может только лично, без посторонних. При этом он не должен также оказывать на ученика давление.

Иногда учителя разговаривают с учеником на повышенных тонах, необоснованно критикуют, шантажируют, предъявляют завышенные требования или подвергают чрезмерным наказаниям.

Это ничто иное  как   применение мер психического насилия по отношению к ученику,  унижение его чести и достоинства.

В таком случае  родители вправе не  только обратиться к администрации школы, но и  в прокуратуру, и в суд.

Не единичны факты, когда  школа под разными предлогами принуждает родителей сдавать деньги. Однако ответственность за то, что некоторые родители не сдали деньги, классным руководителем почему-то возлагается на их детей. Этих учеников начинают ругать, преследовать, шантажировать.

Такие действия классного руководителя — прямое нарушение права ребенка на образование, унижение его чести и достоинства. И в этом случае у родителей  есть все основания обратиться  с жалобой к директору школы, в орган управления образованием, прокуратуру и, если потребуется, – в суд.

Бывает, что школа привлекает учащихся к общественно-полезному труду: уборка класса, генеральная уборка школы или ее территории, работа по благоустройству по месту жительства и др.

В ст.34 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» по этому поводу сказано так: «Привлечение обучающихся без их согласия и несовершеннолетних обучающихся без согласия их родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещается».

Проблема может быть решена следующим образом: чтобы привлечь учеников к общественным работам, школа должна обратится к ученикам, а не приказывать им, обязательно получить согласие учеников на помощь школе своим трудом и письменное согласие родителей. Это относится и к дежурству учеников по классу и по школе. Если эти условия не будут выполнены, то у родителей будут все основания жаловаться на школу.

Следует отметить, что  Министр образования и науки О.Ю.Васильева  считает, что общественно-полезный труд следует вернуть в школу: «Мы должны вернуть и сельские бригады, которые у нас были в сельских школах, мы должны вернуть работу на приусадебных участках, которая была всегда, мы должны вернуть уборку помещений школьных, которая никак не граничит с угрозой жизни и здоровью школьника.

Мы должны вернуть, прежде всего, ответственность маленького человека за то место, в котором он проводит 11 лет. Не потребитель маленький, а созидатель, который в этой школе созидает вместе с нами, с учителями и родителями», — заявила  она на заседании комитета СовФеда по науке, образованию и культуре  26 сентября 2016 года.

Но для этого необходимо изменить вышеупомянутую норму закона об образовании.

Примеры нарушений прав ребенка в школе можно приводить и дальше. В любом случае, если  родитель считает, что права его ребенка нарушены, то он прежде всего должен  обратиться к педагогу или администрации школы за разъяснениями сложившейся ситуации.

Если разъяснения его не удовлетворили, то он имеет право написать жалобу директору образовательного учреждения и получить письменный ответ, который содержит объяснения относительно предмета спора. Если ответ администрации не устроил родителя, то можно обратиться за разъяснениями в вышестоящие инстанции управления образованием.

Также в зависимости от характера нарушения прав ребенка и удовлетворенности принятыми по этому поводу мерами можно обращаться к региональному уполномоченному по правам ребёнка,  в региональный орган Рособрнадзора, во Всероссийское общество защиты прав потребителей образовательных услуг, в местные органы опеки и попечительства, в  Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, в прокуратуру, суд, полицию. Главное – не оставлять подобные  случаи без разбирательства.

Следует обратить внимание, что юридическая ответственность, в том числе и уголовная, по определению является индивидуальной, а не коллективной. Поэтому ни возбудить уголовное дело, ни подать гражданский иск на группу граждан, например, на школьный класс или группу педагогов, родителей невозможно. Привлекать к ответственности можно только каждого в отдельности, а не коллектив.

Конечно, права школьника не должны нарушаться. Но помимо прав у ученика есть и обязанности, которые он должен знать и неукоснительно  выполнять.

К примеру, школьник должен добросовестно учиться, посещать обязательные занятия  в соответствии с расписанием, бережно относиться к имуществу школы,  уважать честь и достоинство других учеников и работников школы,  выполнять требования работников школы по соблюдению правил внутреннего распорядка, и т.д. В школе они определены Уставом, правилами внутреннего распорядка, локальными актами   школы, а на федеральном уровне —  законом об образовании.

Примечание

С 2009 года в России действует институт уполномоченных по правам ребенка. На Федеральном уровне уполномоченным по правам ребенка в настоящее время является Анна Кузнецова. Есть такая должность и на региональном уровне. Кроме того, в школе тоже может быть уполномоченный по защите прав детей или по защите прав участников образовательного процесса, к которому также можно обращаться.

В соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 № 59- ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» с последующими изменениями,  ответ на свою жалобу заявитель должен получить  в срок, не превышающий 30 дней.

Основные нормативные документы по вопросам защиты прав детей

Декларация прав ребенка

Конвенция о правах ребенка

Конституция РФ

Семейный Кодекс о правах и обязанностях родителей и детей

Семейный Кодекс о защите прав детей, оставшихся без попечения родителей

Федеральный закон «Об опеке и попечительстве»

Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ»

Федеральный закон  «Об образовании в Российской Федерации»

Также в блоге

Защитим наших детей

Нарушения и наказания — новые правила для обучающихся

Из школы в школу

Защищаем права ребенка в школе

Безопасность ребенка в школе

Школьные конфликты можно урегулировать посредством школьной медиации

Как защитить права ребенка, если они нарушаются школой

Источник: https://eduinspector.ru/2017/02/05/kak-zashhitit-prava-rebenka-esli-oni-narushayutsya-shkoloj/

На что имеют право сотрудники опеки? Из-за чего они могут забрать детей? Отвечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская

Какие органы отвечают за посещение ребенком школы?

Многие родители подвержены фобии, связанной с органами опеки: придут люди, увидят, что на полу грязно, найдут синяк у ребенка и заберут его в детский дом. «Медуза» попросила президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую рассказать, на что имеют право сотрудники опеки и какими критериями они руководствуются, когда приходят в семью.

Вообще закон предполагает только один вариант «отобрания» ребенка из семьи не по решению суда. Это 77-я статья Семейного кодекса, в которой описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью».

Только нигде вообще, ни в каком месте не раскрывается, что называется «непосредственная угроза жизни и здоровью». Это решение полностью отдают на усмотрение органов. И в чем они эту угрозу усмотрят — их личное дело.

 Но главное, если все же отобрание происходит, они должны соблюсти три условия. Составить акт об отобрании — подписанный главой муниципалитета. В трехдневный срок — уведомить прокуратуру. И в семидневный срок подать в суд на лишение либо ограничение прав родителей.

То есть эта процедура вообще пути назад для ребенка в семью не предусматривает.

Если сотрудникам опеки непонятно, есть непосредственная угроза или нет, но при этом у них есть какие-то опасения, они ищут варианты, как ребенка забрать, обойдя применение этой статьи.

 Также на поиски обходных путей очень мотивирует необходимость за семь дней собрать документы, доказывающие, что надо семью лишать или ограничивать в правах.

 И мороки много очень, и не всегда сразу можно определить — а правда за семь дней надо будет без вариантов уже требовать их права приостановить? Вообще, никогда невозможно это определить навскидку и сразу, на самом деле.

Как обходится 77-я статья? Например, привлекается полиция, и она составляет акт о безнадзорности — то есть об обнаружении безнадзорного ребенка. Хотя на самом деле ребенка могли обнаружить у родителей дома, с теми же самыми родителями, стоящими рядом. Говорить о безнадзорности в этом смысле невозможно.

Но закон о профилактике беспризорности и безнадзорности и внутренние порядки позволяют МВД очень широко трактовать понятие безнадзорности — они могут считать безнадзорностью неспособность родителей контролировать ребенка.

Полицейские могут сказать, что родители не заметили каких-то проблем в поведении и здоровье ребенка или не уделяют ему достаточно внимания — значит, они не контролируют его поведение в рамках этого закона. Так что мы можем составить акт о безнадзорности и ребенка забрать.

Это не просто притянуто за уши, это перепритянуто за уши, но большая часть отобраний происходит не по 77-й статье. Почему полиция не возражает и не протестует против такого использования органами опеки? Мне кажется, во-первых, некоторые и правда считают, что безнадзорность — понятия такое широкое.

Но скорее тут вопрос о «страшно недобдеть», а если и правда с ребенком что-то случится завтра? Ты уйдешь, а с ним что-то случится? И ответственность за это на себя брать страшно, и есть статья — за халатность.

Второй, тоже очень распространенный вариант — это добровольно-принудительное заявление о размещении ребенка в приют или детский дом, которое родители пишут под давлением или угрозой лишения прав. Или им обещают, что так намного проще будет потом ребенка вернуть без лишней мороки. Сам сдал — сам забрал.

Самое удивительное и парадоксальное, что иногда получается, что, выбирая другие форматы, органы опеки и полиция действуют в интересах семьи и детей.

Потому что, если бы они все-таки делали акт об отобрании, они бы отрезали себе все пути отступления — дальше по закону они обязаны обращаться в суд для лишения или ограничения родительских прав. И никаких других действий им не приписывается.

А если они не составляют акт об отобрании, то есть всевозможные варианты, вплоть до того что через несколько дней возвращают детей домой, разобравшись с той же «безнадзорностью». Вроде «родители обнаружились, все замечательно, возвращаем».

Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя.

Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки.

Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности.

Скажем, если дело во вшах, стоило бы, например, предложить школьной медсестре провести беседу с родителями на тему обработки головы. А если речь о каком-то серьезном преступлении — ехать на место вместе с полицией.

Но сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

https://www.youtube.com/watch?v=CpwaCX_D1uU

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести.

Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты.

С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка.

Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени.

 Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет.

Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом.

У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

И совершенно естественным образом выработалась такая ситуация, что люди начинают смотреть на какие-то внешние, очевидные факторы. Вы не понимаете, что смотреть, и идете просто по каким-то очевидным для вас вещам, простым: грязь и чистота, еда есть — еды нет, дети побитые — не побитые, чистые — грязные.

То есть по каким-то абсолютно очевидным вещам: у них есть кровать — или им вообще спать негде, и валяется циновка на полу, то есть вы смотрите на признаки, которые на самом деле очень часто вообще ни о чем не говорят.

Но при этом вы поставлены в ситуацию, когда вы должны принять судьбоносное решение в отсутствие процедур, закрепленных экспертиз, специалистов, вот просто на глазок и сами.

Пустые бутылки под столом? Да. Значит, есть вероятность, что здесь живут алкоголики. Еды в холодильнике нет? Значит, есть вероятность, что детям нечего есть и их морят голодом.

При этом в большинстве случаев все-таки сотрудники органов опеки склонны совершенно нормально воспринимать ситуацию в семье, благоприятно. Но у них есть, конечно, какие-то маркеры, на которые они могут вестись, на те же бутылки из-под алкоголя например.

Риск ошибки при такой вот непрофессиональной системе однозначно есть. Но вообще эти сотрудники — обычные люди, а не какие-то специальные детоненавистники, просто у них жуткая ответственность и нулевой профессиональный инструмент и возможности.

И при этом огромные полномочия и задачи, которые требуют очень быстрого принятия решений. Все это вкупе и дает время от времени сбой.

Если говорить о зоне риска, то, конечно, в процентном отношении забирают больше детей из семей, где родители зависимы от алкоголя или наркотиков, сильно маргинализированы. В качестве примера: мама одиночка, у нее трое детей, ее мама (то есть бабушка детей) была алкогольно зависимой, но вот сама она не пьет.

Уже не пьет, был период в молодости, но довольно долго не пьет. И живут они в условиях, которые любой человек назвал бы антисанитарными. То есть очень-очень грязно, вонь и мусор, тараканы, крысы бегают (первый этаж).

Туда входит специалист органа опеки, обычный человек, ему дурно от того, в каких условиях живут дети, и он считает, что он должен их спасти из этих условий.

И вот эти антисанитарные условия — это одна из таких довольно распространенных причин отобрания детей. Но внутри этой грязной квартиры у родителей и детей складывались очень хорошие, человеческие отношения. Но они не умели держать вот эту часть своей жизни в порядке.

По разным причинам — по причине отсутствия у мамы этого опыта, она тоже выросла в этой же квартире, в таких же условиях, по причине того, что есть какие-то особенности личности, отсутствия знаний и навыков.

Конечно, очень редко бывает так, что опека забирает ребенка просто вообще без повода или вот таких вот «видимых» маркеров, которые показались сотрудникам опеки или полиции значимыми. 

в СМИ и обыденное мнение большинства на эту тему как будто делят семьи на две части. На одном краю находятся совершенно маргинальные семьи в духе «треш-угар-ужас», где родители варят «винт», а младенцы ползают рядом, собирая шприцы по полу.

А на другом краю — идеальная картинка: семья, сидящая за столиком, детишки в прекрасных платьях, все улыбаются, елочка горит. И в нашем сознании все выглядит так: опека обязана забирать детей у маргиналов, а она зачем-то заходит в образцовые семьи и забирает детей оттуда.

На самом деле основная масса случаев находится между этими двумя крайностями. И конечно, ситуаций, когда вообще никакого повода не было, но забрали детей, я практически не знаю. То есть знаю всего пару таких случаев, когда и внешних маркеров очевидных не было, — но всегда это была дележка детей между разводящимися родителями.

А вот чтобы без этого — не знаю. Всегда есть какой-то очевидный повод. Но наличие повода совсем не значит, что надо было отбирать детей.

В этом-то все и дело. Что на сегодня закон не предусматривает для процедуры отобрания обратного пути домой. А в рамках разбора случаев не дает четкого инструмента в руки специалистам (и это главное!), чтобы не на глазок определить экстренность ситуации, непосредственность угрозы.

И даже тут всегда могут быть варианты. Может, ребенка к бабушке пока отвести. Или вместе с мамой разместить в кризисный центр на время. Или совсем уж мечта — не ребенка забирать в приют из семьи, где агрессор один из родителей, а этого агрессора — удалять из семьи.

Почему ребенок становится зачастую дважды жертвой?

Надо менять законодательство. Чтобы не перестраховываться, не принимать решения на глазок. Чтобы мы могли защищать ребенка (а это обязательно надо делать), не травмируя его лишний раз ради этой защиты.

Записал Александр Борзенко

Источник: https://meduza.io/feature/2017/01/26/na-chto-imeyut-pravo-sotrudniki-opeki-iz-za-chego-oni-mogut-zabrat-detey

Правовая помощь
Добавить комментарий