Могут ли оперативные работники быть допрошены в качестве свидетелей по уголовному делу?

Статья 60. Свидетель

Могут ли оперативные работники быть допрошены в качестве свидетелей по уголовному делу?

1. Свидетелем является лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что ему известны какие-либо обстоятельства по уголовному делу, вызванное органом, ведущим уголовный процесс, для дачи показаний либо дающее показания.

2. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) подозреваемый;

2) лица, которые в силу возраста, физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, и давать о них показания. Для разрешения вопроса о способности лица правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания может назначаться и производиться амбулаторная экспертиза;

3) адвокаты, их стажеры, помощники, иные работники адвокатских образований, юридических консультаций – для получения каких-либо сведений, которые могут быть им известны в связи с оказанием юридической помощи при производстве по уголовному делу;

4) лица, которым сведения, относящиеся к данному уголовному делу, стали известны в связи с их участием в производстве по уголовному делу в качестве защитника, представителя, представителя умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, гражданского истца, гражданского ответчика, адвоката свидетеля. Участие в деле законных представителей подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, представителя умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, не исключает возможности допроса этих лиц в качестве свидетелей по другим обстоятельствам, имеющим значение для дела;

5) прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, секретарь судебного заседания (секретарь судебного заседания – помощник судьи) – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по уголовному делу, а судья – в связи с обсуждением в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении судебного решения;

6) священнослужитель – об обстоятельствах, известных ему из исповеди;

7) врач – без согласия лица, обратившегося за оказанием медицинской помощи, по обстоятельствам, составляющим предмет врачебной тайны;

8) лицо, оказывающее или оказывавшее содействие на конфиденциальной основе органу, уполномоченному законом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, – без его согласия и согласия органа, уполномоченного законом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, которому это лицо оказывает или оказывало содействие на конфиденциальной основе.

3. Свидетель имеет право:

1) не свидетельствовать против себя самого, членов своей семьи и близких родственников;

2) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

3) собственноручно записывать свои показания в протоколе допроса или удостоверять своей подписью в протоколе следственного или другого процессуального действия правильность записи данных им показаний;

4) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия органа, ведущего уголовный процесс, в том числе о принятии мер по обеспечению его безопасности, членов семьи, близких родственников и иных лиц, которых он обоснованно считает близкими, а также имущества;

5) получать возмещение расходов, понесенных при производстве по уголовному делу, и вреда, причиненного действиями органа, ведущего уголовный процесс;

6) приглашать адвоката для получения юридической помощи при производстве процессуальных действий с его участием.

4. Свидетель обязан:

1) являться по вызовам органа, ведущего уголовный процесс;

2) правдиво сообщить все известное по делу и ответить на поставленные вопросы;

3) не разглашать сведения об обстоятельствах, ставших известными ему по делу, если он был предупрежден об этом органом уголовного преследования или судом;

4) подчиняться законным распоряжениям органа, ведущего уголовный процесс.

5. Свидетель не может быть принудительно подвергнут экспертизе.

6. За разглашение данных предварительного расследования или закрытого судебного заседания без разрешения органа, ведущего уголовный процесс, свидетель несет ответственность в соответствии со статьей 407 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

7. За отказ либо уклонение от дачи показаний (за исключением лиц, указанных в пункте 1 части 3 настоящей статьи) или за дачу заведомо ложных показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 401 и 402 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Источник: http://kodeksy.by/ugolovno-processualnyy-kodeks/statya-60

Полицейский как свидетель

Могут ли оперативные работники быть допрошены в качестве свидетелей по уголовному делу?

Конституционный Суд отказался принять к рассмотрению жалобу на неконституционность положений ч. 3 ст. 56 «Свидетель» УПК РФ в той мере, в какой она позволяет суду допрашивать сотрудников правоохранительных органов о содержании показаний лица, давшего их в отсутствие защитника и не подтвердившего их в суде.

Поводом для обращения послужило то, что в обвинительном приговоре в отношении заявителя, оставленном без изменения вышестоящими судебными инстанциями, имеются ссылки на показания сотрудников полиции. Они были допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах задержания лица, сообщившего о совершенных преступлениях, уголовное дело в отношении которого было прекращено в связи со смертью.

Отказывая в принятии жалобы, КС РФ указал, что хотя ч. 3 ст. 56 УПК РФ не запрещает допрос сотрудников правоохранительных органов в качестве свидетелей по уголовному делу, их показания подлежат проверке и оценке по общим правилам доказывания, установленным  ст.

17, 75, 87 и 88 УПК РФ, с точки зрения их относимости и допустимости. В том числе это касается и соблюдения п. 2 ч. 2 ст.

75 Кодекса, согласно которому к недопустимым доказательствам относятся показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

Суд также напомнил, что согласно требованиям УПК РФ совокупность доказательств должна быть достаточной для разрешения уголовного дела, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления  подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, а в силу ст. 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности лица, возникающие при оценке доказательств, должны истолковываться в пользу обвиняемого.

Комментируя определение Конституционного Суда, адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов отметил, что в данном случае КС РФ невнятно высказался о том, вправе ли суд допрашивать сотрудников правоохранительных органов о содержании показаний лица, давшего их в отсутствие защитника и не подтвердившего их в суде.

По словам эксперта, более четкая позиция по тому же вопросу изложена в Определении от 6 февраля 2004 г. № 44-О.

Там сказано, что анализируемые КС РФ нормы уголовно-процессуального законодательства «не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания ст. 50 (ч. 2) Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений».

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов пояснил «АГ», что проблема создания стороной обвинения дополнительных искусственных доказательств путем допросов оперативников и следователей об обстоятельствах, которые им стали известны от подозреваемых, действительно существует. «На практике она стоит весьма остро. С подобной попыткой восполнить доказательственную базу мне в процессе защиты по уголовным делам доводилось сталкиваться неоднократно», – сообщил он.

Эксперт отметил, что проблема четко обозначена в жалобе: в качестве доказательств были положены в основу приговора показания сотрудников правоохранительных органов, которые беседовали с другим подозреваемым и дали показания о результатах беседы.

«С точки зрения теории уголовного процесса такие доказательства должны быть признаны недопустимыми. Однако мы видим, что это не происходит.

Конституционный Суд от решения проблемной ситуации устранился, что он делает с завидным постоянством», – добавил Андрей Гривцов.

По его мнению, в данном случае решением проблемы могло бы стать внесение изменений в УПК РФ, согласно которым было бы запрещено допрашивать не только адвокатов, но и оперативников, дознавателей, следователей и прокуроров по обстоятельствам, ставшим им известными в связи с участием в деле. «В настоящее же время складывается парадоксальная ситуация: сторона обвинения устраняет допущенные нарушения или восполняет отсутствующие доказательства через допросы своих же представителей, заведомо заинтересованных в обвинительном исходе дела», – заключил адвокат.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/politseyskiy-kak-svidetel/

Иные участники уголовного судопроизводства

Могут ли оперативные работники быть допрошены в качестве свидетелей по уголовному делу?

Свидетель – лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Свидетель не имеет в деле самостоятельного интереса, а привлекается к участию в уголовном процессе с целью содействия интересам правосудия. В 2002 г. с принятием действующего УПК в российском уголовно-процессуальном законодательстве впервые появилась статья, в которой собрано большинство норм, определяющих уголовно-процессуальный статус свидетеля (ст. 56).

Основанием для привлечения лица в качестве свидетеля по уголовному делу выступает предположение о том, что лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела. Вызов свидетеля осуществляется повесткой (ст. 188УПК).

В качестве свидетеля по уголовному делу может быть привлечено любое лицо независимо от возраста, состояния здоровья, занимаемого положения и других обстоятельств (за исключением лиц, которые указаны в ч. 3 ст. 56 УПК).

В качестве свидетелей могут быть допрошены малолетние, лица, страдающие физическими и психическими недостатками, сотрудники органов внутренних дел, оперативные работники, прокурорские работники, военнослужащие и т.д.

единственным критерием, который должен учитываться при решении вопроса о допросе лица в качестве свидетеля, – возможность данного лица адекватно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правдивые показания.

В качестве свидетеля по уголовному делу не может быть допрошено лицо, фактически заподозренное в совершении преступления, по которому ведется дело.

Дознаватель, следователь должны при наличии к тому оснований в установленном законом порядке привлечь лицо в качестве подозреваемого либо продолжить сбор доказательств, с тем чтобы иметь достаточно фактических данных для вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Основной функцией свидетеля в уголовном судопроизводстве является сообщение известных ему сведений, имеющих значение для дела, поэтому основной процессуальной обязанностью свидетеля является дача правдивых показаний.

Закон называет показания свидетеля одним из доказательств (п. 2 ч. 2 ст. 74 и ст. 79 УПК). В связи с этим свидетель не может отказаться от дачи показаний, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом (п. 5 ч. 3 и п. 1 ч.

4 ст. 56 УПК).

Показания свидетеля должны быть правдивыми и основываться на твердых фактах.

Закон устанавливает, что показания свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, являются недопустимыми (п. 2 ч.

2 ст. 75 УПК). Кроме того, свидетель несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний, предусмотренную ст. 307 УК.

Свидетель реализует предоставленные ему права и несет возложенные на него обязанности, участвуя в производстве процессуальных действий. Свидетель в процессе производства по уголовному делу чаще всего привлекается для участия в допросе, поскольку именно в процессе допроса он дает свои показания.

В качестве свидетеля не могут быть допрошены: 1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Причем члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы не обладают безусловным иммунитетом. Они не могут быть допрошены в качестве свидетелей по уголовному делу об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий, лишь без их согласия.

Наличие такого согласия переводит членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы в разряд свидетелей.

Введение запрета на допрос вышеуказанных лиц в качестве свидетелей вызвано необходимостью укрепления гарантий их самостоятельности и независимости, и в силу своей значимости выступает большим приоритетом, нежели локальные задачи отдельных следственных действий.

К числу ключевыхправ свидетеля относятся: право являться на допрос с адвокатом и право ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных уголовно-процессуальным законом; право давать показания на родном языке или языке, которым он владеет; пользоваться помощью переводчика бесплатно; заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе; заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда и др. (ч. 4 ст. 56 УПК).

Свидетель имеет право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга, супруги, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушки, бабушки и внуков, однако за отказ отдачи показаний он несет уголовную ответственность.

Это означает, что лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля, обязано отвечать на все вопросы дознавателя, следователя и суда, не связанные прямо либо косвенно с участием его самого или его близких родственников в совершении преступления.

Зачастую лицо, не обладающее знаниями в области уголовного процесса, не может осознать, ответ на какой из вопросов может быть использован в дальнейшем против него самого или его близких. Положение усугубляется тем, что лицо находится под угрозой уголовной ответственности, предусмотренной за отказ отдачи показаний.

Гарантировать соблюдение всех прав и законных интересов свидетеля в этой ситуации может только участие в допросе адвоката.

https://www.youtube.com/watch?v=kHlZeE64L7I

Право свидетеля пользоваться услугами адвоката теоретически принадлежало ему с момента принятия в 1993 г.

Конституции РФ, которая гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, однако до конца 1990-х гг. практически не реализовывалось на практике.

В настоящее время свидетель вправе являться с адвокатом на допрос, а также на другие следственные действия, производимые с его участием (очную ставку, предъявление для опознания и др.).

Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает отдельные гарантии безопасности свидетеля в виде обязанностей суда, следователя, органа дознания и дознавателя принимать в пределах своей компетенции (при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями) меры безопасности, предусмотренные уголовно-процессуальным законом. Эти обязанности корреспондируют праву свидетеля ходатайствовать о применении в отношении него и его близких мер безопасности и обеспечивают жизненно важные интересы свидетеля.

Закон предусматривает возможность применения следующих мер безопасности: приведение в протоколах следственных действий псевдонимов свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц вместо настоящих данных о личности (ч. 9 ст.

166); контроль и запись телефонных и иных переговоров, осуществляемая по письменному заявлению свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц или по решению суда (ч. 2 ст.

186); предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193); проведение закрытого судебного разбирательства (п. 4 ч. 2 ст.

241); проведение допроса свидетеля в судебном заседании в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками процесса и без оглашения подлинных данных о его личности (ч. 5 ст. 278).

Впервые законодательно устанавливаются и гарантии неприкосновенности свидетеля: он не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, когда освидетельствование свидетеля необходимо для оценки достоверности его показаний (ч. 1 ст. 179 УПК). Освидетельствование свидетеля может быть осуществлено принудительно против его воли, когда необходимо выяснить наличие или отсутствие состояния опьянения и других признаков, могущих повлиять на достоверность показаний свидетеля.

Обязанности свидетеля имеют цель обеспечить надлежащее поведение данного участника процесса: своевременную явку по вызовам дознавателя, следователя и в суд, добросовестное использование принадлежащих ему процессуальных прав, недопустимость разглашения данных предварительного следствия (ч. 6 ст. 56 УПК).

Закон предусматривает возможность привлечения свидетеля к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний (ст. 307 УК), дачу заведомо ложных показаний (ст. 308 УК), разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК), а также возможность применения в отношении свидетеля процессуально-принудительных мер в виде привода в случае его уклонения от явки без уважительных причин.

Источник: https://studme.org/129910109673/pravo/inye_uchastniki_ugolovnogo_sudoproizvodstva

Участие сотрудника полиции в судебном разбирательстве. Допрос сотрудника полиции в качестве свидетеля в суде. Права и обязанности свидетеля

Могут ли оперативные работники быть допрошены в качестве свидетелей по уголовному делу?

Законодатель не устанавливает свидетельский иммунитет должностных лиц, производящих следственные и иные процессуальные действия в ходе производства по уголовному делу.

При этом следует помнить, что данное лицо не может быть лично причастен к обстоятельствам уголовного дела, иначе он подлежит отводу.

Допрос дознавателя имеет место, как правило, при возникновении сомнений в достаточности или достоверности доказательств, в связи с изменением показаний подсудимых и свидетелей, для удостоверения процессуального порядка произведенных действий и т. д.

Решение вопроса о возможности допроса должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, должно напрямую зависеть от предмета их свидетельских показаний:

1. Допрос следователя (оперативного работника, участкового уполномоченного и др.) с целью получения (восполнения) доказательств по уголовному делу.

Указанное основание для допроса дознавателя является обоснованным лишь в исключительных случаях, когда иными процессуальными средствами невозможно установление искомых обстоятельств, при обязательном наличии совокупности иных доказательств по уголовному делу.

Альтернативной такому допросу дознавателя является допрос лиц, присутствовавших либо участвовавших при его производстве (понятые, потерпевший, родственники, иные лица и т. д.).

Если же речь идет о показаниях дознавателя при отсутствии иных доказательств по делу, то таковой допрос является категорически недопустимым, поскольку дознавателя является лицом профессионально заинтересованным в исходе уголовного дела, и, как следствие, объективность и беспристрастность разрешения уголовного дела должна быть подвергнута сомнению.

Особо недопустима ситуация, когда должностное лицо допрашивается с целью восстановления показаний преследуемого лица (например, в случае последующего изменения их содержания). С одной стороны, Конституционный Суд РФ по этому поводу указал, что «положения ч.5 ст.246 и ч.3 ст.278 УПК Российской Федерации… и ч.3 ст.

56 УПК, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий», с другой стороны, он отметил: «вместе с тем эти положения… не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний…»[1]. Таким образом, Конституционный Суд РФ признал допрос следователя об обстоятельствах производства процессуальных действий юридически допустимым, но установил обоснованный запрет на допрос этих участников на предмет воспроизведения показаний обвиняемого (подозреваемого), данных им в ходе досудебного производства в случае последующего отказа от них в судебном заседании[2].

2. Допрос дознавателя (следователя, оперативного работника и др.) на предмет производства следственных и иных процессуальных действий по делу.

В ходе расследования уголовного дела нередко имеет место следующая ситуация. Оперативный работник в ходе предварительного расследования изымает у лица предмет, имеющий значение по уголовному делу, документально оформляя такое действие рапортом или соответствующим актом.

Дальнейший механизм статусной легализации изъятого предмета представляет собой производство следователем ряда следственных действий, включающих выемку указанного предмета у оперативного работника и допрос последнего об обстоятельствах, при которых он изъял данный предмет.

Только в результате производства указанных действий, в том числе допроса соответствующего должностного лица, этот предмет приобретает статус вещественного доказательства.

С одной стороны, изначальные действия оперативного работника по изъятию искомого предмета не являются профессионально грамотными, поскольку при указанном способе «введения» предмета в уголовное дело утрачивается «первоначальность» такого доказательства, то есть в процессуальной цепочке «предмет – уголовное дело – вещественное доказательство» появляются дополнительные звенья, которых можно было избежать, – это последующая выемка искомого предмета у оперативного работника и его допрос. Чем более продолжителен временной промежуток между действием первоначальным (изъятие) и действием конечным (выемка и допрос должностного лица), тем больше вероятности того, что часть доказательственной информации утратится. При этом производство дополнительных действий требует дополнительного времени, сил и средств со стороны следователя, что, в первую очередь, сказывается на качестве предварительного расследования.

С другой стороны, существуют ситуации, когда в силу объективных причин следователю не остается ничего другого как прибегнуть к допросу того же оперативного работника.

Например, когда лицо, у которого оперативный работник произвел изъятие предмета, отсутствует (умер, уехал, местонахождение неизвестно и т. д.).

Допрос должностного лица в таком случае является необходимым, поскольку только это действие может процессуально «связать» изъятый предмет и обстоятельства уголовного дела.

https://www.youtube.com/watch?v=OtoZ5zdpNQQ

Поэтому в случае, когда допрос должностного лица содействует установлению истины по уголовному делу, его следует признать оправданным. Аналогичная оценка должна быть дана и допросу должностного лица на предмет обращения к нему граждан и лиц с сообщением о преступных действиях, об основаниях задержания подозреваемого и т. д.

Однако необходимо понимать, что как только в деле появится протокол допроса дознавателя, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст.

61 УПК РФ, дознаватель лишается дальнейшей возможности участия в данном процессуальном статусе в рамках производства по делу, и, в случае направления уголовного дела на дополнительное расследование, его производство будет поручено другому дознавателю, что не всегда является тактически оправданным.

В практической деятельности до настоящего времени имеют место ситуации, когда следователь для того, чтобы не ставить себя в положение свидетеля, оформляет имеющуюся у него информацию об обстоятельствах производства им следственного или иного процессуального действия, рапортом или иным актом, не имеющим процессуального характера.

Процессуальный статус свидетеля

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном ст.ст.187 – 191 УПК РФ.

Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;

3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Свидетель вправе:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п.4 ст.5 УПК РФ. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с ч.5 ст.189 УПК РФ;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных ч.3 ст.11 УПК РФ.

Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных ч.1 ст.179 УПК РФ.

Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст.161 УПК РФ.

В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со ст.ст. 307 и 308 УК РФ.

За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со ст.310 УК РФ.

Вывод: Таким образом, допрос должностного лица, производившего в рамках уголовного дела процессуальные и следственные действия, в качестве свидетеля должен являться исключительной мерой, к которой следует прибегать в случае необходимости установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, при условии, что иными процессуальными средствами такие обстоятельства установить невозможно.

Заключение:Уголовно-процессуальная деятельность строго регламентирована УПК РФ: осуществляется в определенном порядке с соблюдением установленной процедуры (процесса).

Данный порядок обязателен для всех участников уголовного судопроизводства, он обеспечивает соблюдение законности при производстве по делу, прав, интересов и свобод лиц, участвующих в производстве, создает гарантии обоснованности и справедливости принимаемых решений.

https://www.youtube.com/watch?v=IlkPKItX0wQ

Сотрудник полиции, принимая участие в уголовном судопроизводстве, выступает в качестве его участника, процессуальный статус которого зависит от того, какие функции выполняет сотрудник.

[1] По жалобе гражданина Демьяненко В. Н. на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. № 44-О // URL: http://www.consultant.ru. [2] Положение, содержащееся в ч. 3 ст.

56 УПК Российской Федерации в его конституционно-правовом истолковании, не может служить основанием для воспроизведения в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, путем допроса в качестве свидетеля, дознавателя или следователя, производившего дознание или предварительное следствие / По жалобе гражданина Демьяненко В. Н. на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. № 44-О // URL: http://www.consultant.ru.

Источник: https://studopedia.org/12-80672.html

О допросе бухгалтера :: адвокат кузнецов руслан

Могут ли оперативные работники быть допрошены в качестве свидетелей по уголовному делу?

Допрос – это следственное действие, которое применяется по правилам, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, как в ходе предварительного расследования уголовного дела, так и в суде в процессе его рассмотрения. По действующему законодательству в качестве свидетеля следователь может вызвать любое лицо вне зависимости от его должностного положения, национальности, возраста и других характеристик.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 06.03.

2003 N 108-О подчеркивается, что адвокат может дать показания в случаях, когда сам и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. В число указанных лиц бухгалтера законодатель не включает.

Бухгалтер может быть вызван следователем и допрошен в качестве свидетеля по любому уголовному делу и о любых обстоятельствах, имеющих значение.

Бухгалтер может быть допрошен в качестве свидетеля по вопросам, касающимся его служебной деятельности (как правило, по тем составам преступления, которые законодателем отнесены к преступлениям в сфере экономической деятельности).

К данным составам преступления отнесены: незаконное предпринимательство; производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции; незаконная банковская деятельность; лжепредпринимательство; легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем; незаконное получение кредита; злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности; злостное уклонение от представления инвестору или контролирующему органу информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах; невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте; уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации; неправомерные действия при банкротстве; преднамеренное или фиктивное банкротство, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации и т.д..

По преступлениям в сфере экономической деятельности допрос производится по тем же правилам, что и обычный допрос, но может иметь совершенно другие юридические последствия.

Не исключено, что допрошенный в качестве свидетеля бухгалтер в процессе расследования при наличии доказательств может быть привлечен к уголовной ответственности, и тогда он получит статус подозреваемого или обвиняемого.

За дачу заведомо ложных показаний либо за отказ от дачи показаний он несет ответственность в соответствии со ст. ст. 307 и 308 УК РФ, которые предусматривают наказание от штрафа в размере до 80 000 руб.

до трех месяцев ареста и до пяти лет лишения свободы, если заведомо ложные показания связаны с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Свидетель освобождается от уголовной ответственности, если он добровольно в ходе досудебного или судебного производства до вынесения приговора заявил о ложности данных им показаний.

Наряду с этим свидетель может отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга и других близких родственников и не несет за это ответственности. Свидетель может согласиться дать показания.

В этом случае его предупреждают о том, что эти доказательства могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу и в том случае, если он потом от них откажется. Следует добавить, что во время допроса свидетелю нельзя задавать наводящие вопросы.

Во время допроса свидетель может пользоваться документами и записями, что очень важно для бухгалтера, когда он допрашивается в качестве свидетеля в связи с выполнением своих служебных обязанностей.

По инициативе следователя или по ходатайству свидетеля в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио-, видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся в уголовном деле. Допрос по общему правилу проводится по месту производства предварительного следствия, т.е.

в кабинете следователя, но следователь может проводить допрос и в любом другом месте. Допрос не может непрерывно длиться более 4 ч. Продолжать допрос можно только после часового перерыва, который отводится для отдыха и приема пищи. Общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса определяется врачом.

На допрос свидетель может явиться с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, который присутствует при допросе и в этом случае пользуется правами, предусмотренными законом.

После окончания допроса адвокат вправе делать замечания о нарушении прав и законных интересов свидетеля (они обязательно заносятся в протокол допроса, в котором отражаются ход и результаты допроса).

Преступления в области экономики связаны с финансовой деятельностью хозяйствующего субъекта, которая постоянно подвергается проверке (это может быть внутренний аудит, но это могут быть и проверки финансово-хозяйственной деятельности хозяйствующего субъекта контролирующими органами: налоговой инспекцией, Счетной палатой Российской Федерации и т.д.). Результаты проводимых проверок должны быть предоставлены бухгалтеру для ознакомления, который может согласиться, а может не согласиться с выводами контролирующих органов. Здесь важно выработать и занять правильную позицию при составлении возражений на сделанные контролирующими органами выводы. При этом следует иметь в виду, что контролирующие органы, в случае если в результате проверок будут обнаружены признаки преступления, обязаны передать эти материалы в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Обычно, уже на этом этапе бухгалтер нуждается в юридической помощи квалифицированного адвоката.

Нужно определить возможную юридическую перспективу реализации выводов ревизии в материалы уголовного дела. Адвокат в этой ситуации работает не по уголовному делу, которое еще не заведено, а по материалам контролирующих органов, на недопущение возбуждения уголовного дела.

Возможна другая ситуация. Деятельность хозяйствующего субъекта находится в поле зрения оперативных служб, которые в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” могут назначать проверки, ревизии и другие мероприятия, направленные на выявление признаков преступления в действиях лиц, возглавляющих юридическое лицо.

В этом случае не контролирующие органы, работающие по заданию оперативных служб, будут решать, имеются ли в их материалах признаки преступления, а сами оперативные работники, и не только на материалах контролирующих органов, но и на информации, добытой оперативным путем, будут решать вопрос о наличии или отсутствии признаков преступления в данном конкретном случае. Если признаки преступления имеются, то принимается решение о возбуждении уголовного дела, если их не имеется, то в возбуждении уголовного дела отказывается. Оперативные службы являются органом дознания. Вопрос о возбуждении уголовного решается следователем или руководителем следственного подразделения.

https://www.youtube.com/watch?v=ToPynCOTVPg

На означенных этапах в ходе оперативной проверки, с которой по инициативе оперативных служб перемежается деятельность контролирующих органов, у бухгалтера могут быть истребованы объяснения как контролирующими, так и правоохранительными органами.

В результате оперативных мероприятий может быть получена более обширная информация, чем та, которую можно получить в результате ревизии или налоговой проверки.

Именно поэтому объяснения бухгалтера по поводу тех или иных выявленных нарушений будут носить более значимый характер для дальнейшей судьбы дела, поскольку весомое, аргументированное опровержение возникшей в ходе проверки проблемы может быть положено в основу отказа в возбуждении уголовного дела.

Участие квалифицированного адвоката, оказывающего юридическую помощь бухгалтеру на данном этапе, никоим образом не ухудшит ситуацию, а, напротив, поможет ее благополучно разрешить.

Только тогда, когда уголовное дело возбуждено (т.е. после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела), бухгалтер становится участником уголовного процесса со всеми присущими ему правами и обязанностями.

Обращение бухгалтера к адвокату с просьбой сопровождать его на допрос дает основания считать и адвоката участником уголовного процесса по конкретному уголовному делу.

С момента явки на допрос вместе со свидетелем адвокат получает права, предусмотренные ч. 2 ст. 53 УПК РФ: он вправе давать свидетелю в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемому, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия.

Тактику поведения в процессе проверки информации о совершенном преступлении, когда у лица, которое может занимать служебное положение бухгалтера, отбирается объяснение, во время допросов в качестве свидетеля, а также последующих допросов в качестве подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в ходе досудебного и судебного производства, избирает само это лицо.

Не вызывает сомнения, что тактику поведения в процессе проверки до возбуждения уголовного дела и в досудебном, и судебном производстве бухгалтер, если он окажется в рассмотренном положении, должен выбирать с учетом возможной перспективы разрешения уголовного преследования, в чем ему и может помочь адвокат.

Источник: https://advokatkuznetsov.ru/o-doprose-buhgaltera

Правовая помощь
Добавить комментарий