Ответственность за изменение показаний в суде

Ложные показания

Ответственность за изменение показаний в суде

Ежегодно доля осужденных за такие действия не превышает 0,2% от общего количества.

Но за этими цифрами скрывается возможность судебных ошибок и сломанных жизней невиновных граждан, а потому так важно понимать степень ответственности лица участвующего в установлении истины по делу на всех этапах уголовного или гражданского процесса.

Особенно велика в этом вопросе роль экспертов, специалистов и переводчиков.

Зачастую установление истины по делу невозможно без привлечения сторонних наблюдателей или специалистов, которые могут поделиться сведениями о произошедших событиях.

Показания очевидцев находятся на вершине иерархии доказательств. В случае когда такие сведения указывают недостоверно и это стало причиной необоснованного вердикта виновник должен понести ответственность.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону Москва и область: 

+7 (499) 288-21-76

Санкт-Петербург и область: 

+7 (812) 648-23-57

Остальные регионы: 

+8 (800) 550-59-06

Отличие ложных показаний от заведомо ложных

Под заведомо ложными показаниями ст.307 УК подразумевает сознательное предоставление искаженных сведений об обстоятельствах дела органам дознания, предварительного следствия или суда.

Смотрите дополнительно в этой статье о клевете и способах защиты в подобных ситуациях.

Обман иных органов власти, например, местного самоуправления, не карается законом.

Аналогичный состав содержит ст.17.9 КоАП РФ, но в отношении показаний по административным правонарушениям или в ходе исполнительного производства.

Ложные показания в отличие от заведомо ложных, не имеют сознательной цели введения следствия в заблуждение и не влекут уголовной ответственности.

Конституция дает каждому возможность не давать показаний против себя или близких родственников.

Но если свидетель решил дать показания против кого-либо они должны быть правдивыми, иначе он несет ответственность.

Также не обязан говорить правду или, вообще, отвечать на вопросы обвиняемый или подозреваемый.

Не влечет ответственности дача ложных показаний свидетелем, ставшим обвиняемым.

Противоправными являются только умышленные деяния, то есть представление неверных свидетельств по забывчивости, болезни или в результате добросовестного заблуждения не квалифицируется по ст.307 УК РФ или ст.17.9 КоАП

Субъектом преступления может стать свидетель, эксперт или переводчик.

Это лица, старше 16 летнего возраста не признанные потерпевшими по рассматриваемому делу.

При этом они не только должны говорить правду, но и не умалчивать известные факты.

Если такие участники процесса открыто заявят о нежелании дать показания, может наступить ответственность по ст.308 УК РФ.

Ложные показания свидетеля могут как оправдывать, так и обвинять, отрицать факты или искажать их.

Лица, на которых возложена обязанность предоставлять сведения, информируются об ответственности за дачу ложных показаний.

В подтверждение этого ставится подпись в документах, закрепляющих свидетельства, переводы и экспертные оценки с пометкой о предупреждении.

Виды ответственности за лжесвидетельство

Дача ложных показаний влечет административную или уголовную ответственность.

Статьей 17.9 КоАП за такие правонарушения предусматривается штраф в размере от 1000 до 500 тысяч рублей.

В практике такие наказания достаточно редки.

Уголовная ответственность за дачу ложных показаний имеет более широкие границы. По большей части это наказания, не предполагающие лишения свободы.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

УК РФ определяет размер штрафа в пределах до 80 тысяч рублей или доход виновного за полгода.

Альтернативой штрафу выступают исправительные работы и как крайняя мера до трех месяцев ареста.

Но как только дело касается ложного обвинения в тяжких преступлениях, речь может пойти о 5 годах лишения свободы или таких же по протяженности исправительных работах.

Обычно, судебная практика идет по пути материального наказания и карает штрафом.

Смотрите тут, как правильно обжаловать штраф ГИБДД.

Такие меры наказания относят эти деяния к преступлениям небольшой тяжести. Несмотря на возможные максимальные 5 лет, на практике срок редко превышает 1.5 года.

Отказ от лжесвидетельства

Объект этого преступления — деятельность правоохранительных и судебных органов, а также права и свободы человека.

угроза обмана следствия в возможности незаконного решения и наказания невиновных лиц.

Наступает она в момент вынесения ошибочного вердикта суда.

Учитывая это, законодатель предусматривает освобождение от уголовной ответственности за отказ от дачи ложных показаний, перевода или экспертизы, если он сделан до оглашения окончательного решения суда по делу.

Эта мера не только гуманна, но призвана стимулировать добровольное и своевременное раскаяние во избежание более тяжелых последствий.

Ложные показания в суде встречаются в разных ситуациях.

Существуют прецеденты сознательного обмана следствия и суда «по заказу» какой-либо из сторон, для затягивания следствия, из-за различного понимания ситуации и обстоятельств.

Встречается даже самооговор для защиты от обвинения близких. Все это суды учитывают в своей практике.

Несмотря на редкость применения административной ответственности за такие случаи примеры есть. Так, в январе 2013 года, в прокуратуру Октябрьского района г. Барнаула были отправлены материалы по результатам судебной проверки показаний свидетеля.

Он утверждал, что его знакомый, обвиняемый в нетрезвом вождении, не управлял автомобилем, а только ожидал его после телефонного звонка. Однако, детализация переговоров не подтвердила показания и было возбуждено административное производство, по результатам которого назначен штраф в размере 1 тысячи рублей.

Если в ходе судебного разбирательства выясняется факт обмана свидетеля или иных лиц судья не признает их таковыми непосредственно в решении по делу, но указываются причины, по которым отвергается свидетельство.

Затем факт лжесвидетельства может подлежать отдельному уголовному разбирательству.

Примером служит решение городского суда г. Сургута по уголовному делу № 1-820/2011. Из материалов дела следовало, что свидетель, являясь сотрудником правоохранительных органов, дал показания в поддержку позиции потерпевшего.

Он утверждал, что обвиняемый напал с отверткой в руке, а потерпевший воспользовался правом необходимой обороны и произвел выстрел в отношении обвиняемого.

Было установлено, что показания были заведомо ложными и свидетель привлечен к ответственности.

Лжесвидетельство — преступление небольшой тяжести, но может повлечь серьезные последствия. Это оправдано, ведь его ценой станет будущее невиновного человека и доверие к правоприменительной системе в целом.

Сегодня законодательство более гуманно и дает виновному исправить ошибку, главное, сделать это вовремя.

Чем грозит изменение показаний в суде?

Изменение показаний в суде не грозит свидетелю или иному участнику процесса каким-либо наказанием, если указанное изменение было допущено по объективным причинам.

Исключением являются случаи дачи заведомо ложных показаний, что является преступлением и влечет уголовную ответственность. Основанием для привлечения является специальная норма Уголовного кодекса РФ, запрещающая давать заведомо ложные показания.

Привлечь к уголовной ответственности за дачу ложных показаний могут в том случае, когда на основании этих сведений судом был вынесен незаконный приговор, а свидетель умышленно совершил подобное деяние.

Обычно это выясняется по истечении определенного времени после окончания процесса, в котором были даны ложные показания.

Свидетель, дающий заведомо ложные показания, должен учитывать, что его освободят от уголовной ответственности в том случае, если он своевременно сообщит о данном деянии (до вынесения приговора), то есть не допустит негативных последствий от изменения показаний.

Источник: https://urist.one/dolzhnostnye-prestupleniya/kleveta/lozhnye-pokazaniya.html

Журнал «Юридический мир»

Ответственность за изменение показаний в суде

Василий МАРЧУК

Практика показывает, что при рассмотрении споров в общих и хозяйственных судах некоторые участники процесса сознательно искажают реальную действительность.

Заведомо ложные показания существенно затрудняют рассмотрение судебного дела, могут повлечь вынесение неправильного судебного решения, что в конечном итоге причиняет вред правам и законным интересам граждан либо юридических лиц.

Лжесвидетельство приобретает особую опасность по делам с ограниченной доказательственной базой. В таких случаях заведомо ложные показания значительно повышают риск вынесения неправосудного судебного акта.

Когда показания ложные?

В действующем законодательстве термин «заведомо ложное показание» трактуется достаточно широко. Согласно ст.

401 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК) к заведомо ложным показаниям относятся не только не соответствующие действительности показания свидетеля или потерпевшего, но и заведомо ложное заключение эксперта либо сделанный переводчиком заведомо неправильный перевод.

Особенность заведомо ложных показаний заключается в том, что лица, принимая участие в гражданском или хозяйственном процессе в качестве свидетеля, эксперта или переводчика, дезинформировав суд о фактах и обстоятельствах, имеющих существенное значение для разрешения соответствующего дела, становятся обвиняемыми по уголовному делу о даче ложных показаний.

Согласно ст.

69 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) свидетели приносят присягу следующего содержания: «Понимая значение моих показаний для установления истины и учитывая ответственность перед законом, клянусь правдиво сообщить суду обо всех известных мне фактах по делу». Ложными показаниями свидетеля следует признавать показания, которые не соответствуют действительности и искажают подлинные факты.

Следует иметь в виду, что не любая сообщенная на допросе ложь влечет ответственность по ст. 401 УК. Критериями оценки, имеющими значение для ответственности по ст. 401 УК, выступают относимость показаний, их допустимость и их существенное значение для дела.

Относимость показаний как доказательств определяется тем, входят ли они в предмет доказывания. Согласно ст. 180 Гражданского процессуального кодекса (далее — ГПК) и ст.

103 ХПК суд принимает к рассмотрению и исследует только те из представленных доказательств, которые имеют значение для дела, которые могут подтвердить или опровергнуть факты, подлежащие доказыванию по рассматриваемому делу. Допустимость показаний определяется с учетом положений, установленных ст.

181 ГПК и ст. 104 ХПК: факты, которые по закону должны быть подтверждены с помощью определенных средств доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания.

В соответствии со ст. 70 ХПК и ст. 98 ГПК лицо, назначенное экспертом, обязано явиться по вызову суда и дать объективное заключение по поставленным вопросам. Согласно ст. 69 ХПК эксперт приносит присягу, текст присяги подписывается экспертом и хранится в деле.

Ложность заключения эксперта может выражаться в неправильном изложении фактов, явившихся исходным материалом для исследования, применении неверных методов исследования либо в заведомо неправильном выводе по произведенной экспертизе.

Если при проведении комплексной экспертизы эксперты, действуя по предварительному сговору, совместно составили заведомо ложное заключение экспертизы, преступление должно признаваться совершенным группой лиц, что в соответствии с п. 11 ст. 64 УК влечет более строгую уголовную ответственность.

Согласно ст.

74 ХПК и ст. 103 ГПК переводчик обязан явиться по вызову суда, точно и полно выполнить порученный перевод, подтвердить достоверность перевода своей подписью в протоколе судебного заседания или на переведенном документе. Неправильный перевод выражается в заведомом искажении полностью или частично смысла письменной или устной речи при переводе с одного языка на другой.

Существует вопрос о правовой оценке ситуаций, когда свидетель, эксперт или переводчик умалчивают об известных им фактах. В доктринальных источниках толкования уголовного закона доминирует мнение о том, что такое умолчание следует признавать заведомо ложным показанием (заключением или переводом)1.

Представляется, что умолчание подпадает под признаки иного преступления — уклонения свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо эксперта или переводчика от исполнения возложенных на них обязанностей (ст. 402 УК).

Однако если молчание является своего рода ответом на заданный вопрос, то такого рода молчание можно приравнивать к заведомо ложным показаниям.

Хозяйственный процесс и нормы уголовного права

ст. 401 УК порождает вопрос о том, распространяется ли в полном объеме охранительная функция уголовного права на соответствующие нарушения в сфере осуществления хозяйственного судопроизводства.

Согласно ст.

2 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, уголовного, хозяйственного и административного судопроизводства. Таким образом, действующее законодательство о судоустройстве выделяет хозяйственное судопроизводство в качестве самостоятельного вида судопроизводства. В ст. 401 УК предусмотрена ответственность за заведомо ложное показание, совершенное при рассмотрении только уголовных или гражданских дел.

Аналогичным образом решается этот вопрос и в ст. 402 УК применительно к отказу либо уклонению от дачи показаний или от исполнения обязанностей экспертом либо переводчиком.

Здесь следует заметить, что в ст. 395 УК, формулирующей состав фальсификации доказательств, уголовная ответственность дифференцирована в зависимости от вида судопроизводства при осуществлении правосудия:

в ч. 1 ст. 395 УК установлена ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому или хозяйственному делу;

в ч. 2 ст. 395 УК соответственно — по уголовному делу.

При этом следует учитывать, что если при рассмотрении дела об административном правонарушении будет иметь место заведомо ложное объяснение свидетеля или потерпевшего, либо заведомо ложное заключение эксперта, либо сделанный переводчиком заведомо неправильный перевод, то содеянное будет являться самостоятельным основанием лишь для привлечения соответствующего лица к административной ответственности по ст. 24.4 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. В этом смысле возникает закономерный вопрос о том, предусмотрены ли в УК основания для привлечения к ответственности за заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта либо сделанный переводчиком заведомо неправильный перевод, совершенные при рассмотрении соответствующего дела в хозяйственном суде?

В хозяйственном суде свидетель перед его допросом предупреждается об уголовной ответственности по ст. 401 УК. Предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по смыслу ст. 97 ХПК является обязанностью судьи.

С позиции ХПК предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний выглядит правомерным и обоснованным, поскольку в ст. 72 ХПК говорится, что за отказ либо уклонение от дачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний свидетель несет ответственность, установленную УК.

Аналогичное предупреждение предусмотрено в отношении заведомо ложного заключения эксперта (ст. 70 ХПК) и заведомо неправильного перевода (ст. 74 ХПК).

Но установлена ли эта ответственность действующим УК применительно к обеспечению правосудия посредством хозяйственного судопроизводства? С точки зрения уголовного закона возникает вопрос о том, есть ли основания для привлечения к уголовной ответственности по ст. 401 УК свидетеля, эксперта или переводчика?

Этот вопрос перерастает в достаточно серьезную проблему, если его рассматривать в системе норм УК. Если в одной норме УК, а именно в ч. 1 ст.

395 УК (фальсификация доказательств), идет речь о противоправных действиях, совершенных при осуществлении только двух видов судопроизводств (гражданского или хозяйственного), допустимо ли в рамках применения ст.

401 УК давать расширительное толкование термину «гражданское дело», распространяя его содержание на дела, рассматриваемые в порядке хозяйственного судопроизводства? Ответ на этот вопрос мы найдем в ч. 2 ст. 3 УК, где говорится, что нормы УК подлежат строгому толкованию. Применение уголовного закона по аналогии не допускается.

Таким образом, есть основания констатировать, что осуществление правосудия в порядке хозяйственного судопроизводства не защищено уголовно-правовыми средствами от заведомо ложных показаний. Это означает, что принцип равенства всех перед законом и судом при осуществлении правосудия в порядке хозяйственного судопроизводства не обеспечивается.

Решение данного вопроса возможно только путем внесения законодательных изменений в действующий УК. В целях обеспечения принципа равенства граждан и субъектов хозяйствования перед законом и судом есть необходимость внести в ч. 1 ст.

401 УК следующее изменение: вместо слов «уголовных и гражданских дел» внести «уголовных, гражданских или хозяйственных дел». Аналогичным образом следует решать обозначенную проблему и в ст.

402 УК применительно к отказу либо уклонению от дачи показаний или от исполнения обязанностей экспертом либо переводчиком.

Момент окончания преступления и проблемы квалификации

Заведомо ложное показание относится к преступлениям, не связанным с обязательным наступлением общественно опасных последствий. Вместе с тем вопрос о юридическом окончании этого преступления в стадии судебного разбирательства в теории определяется по-разному. Преступление признают оконченным:

– либо с момента дачи ложных показаний;

– либо с момента передачи в судебном заседании к рассмотрению подписанных документов (показаний, заключений, текста перевода);

– либо с момента окончание допроса;

– либо окончания судебного следствия;

– либо занесения показаний в протокол судебного заседания.

Представляется, что в стадии судебного разбирательства это преступление следует признавать юридически оконченным с момента, когда свидетель непосредственно дал в суде показания, эксперт изложил содержание ложного заключения, переводчик неправильно перевел документ или устную речь.

Данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом: лицо осознает, что вызвано в качестве свидетеля либо назначено экспертом или переводчиком, что дает в суде ложные показания, либо представляет ложное заключение, либо осуществляет неправильный перевод, и желает поступать подобным образом.

Добросовестное заблуждение лица относительно обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения дела (невнимательность свидетеля при восприятии определенных событий, некомпетентность эксперта или переводчика и другие факторы), исключает уголовную ответственность по ст. 401 УК.

Цели и мотивы, за исключением корыстных побуждений, не влияют на квалификацию данного преступления. В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК они должны учитываться при назначении наказания.

Заведомо ложные показания в отношении близкого родственника или члена семьи лица, совершившего гражданско-правовой деликт, также влекут ответственность по ст. 401 УК. Однако при определении меры уголовной ответственности родственные или брачные отношения следует учитывать как обстоятельство, смягчающее ответственность.

Необходимо отметить, что заведомо ложные показания могут быть инициированы иными лицами, юридически заинтересованными в исходе соответствующего судебного дела (например, истцом или ответчиком). В таком случае склонение, например, свидетеля к даче заведомо ложных показаний должно квалифицироваться как соучастие в преступлении: подстрекательство к даче заведомо ложных показаний.

Особой проблемой квалификации является оценка склонения к заведомо ложным показаниям, совершенная способами, образующими принуждение к совершению преступления. Факт принуждения в таком случае образует самостоятельное основание уголовной ответственности, которое предусмотрено ст.

288 УК, — принуждение лица к совершению преступления. В судебной практике и отечественной теории уголовного права доминирует мнение о том, что факт принуждения в таком случае должен квалифицироваться по совокупности преступлений — принуждение лица к участию в преступной деятельности (ст.

288 УК) и подстрекательство к совершению соответствующего преступления.2

Дополнительная квалификация за подстрекательство к преступлению в таком случае вызывает сомнения.

Во-первых, поскольку принуждение к совершению преступления является специальной разновидностью подстрекательства к преступлению, подобная квалификация противоречит принципу справедливости — нельзя дважды наказать за одно деяние.

Во-вторых, соучастие в совершении преступления согласно ст. 10 УК является самостоятельным основанием уголовной ответственности и в коррелятивной связи положений ст. 16 УК с соответствующими статьями Особенной части УК образует общую норму.

1 См., напр.: Курс уголовного права. Особенная часть. Том 5. Учебник для вузов / под ред. Г. И. Борзенкова, В. С. Комиссарова. — М., 2002. — С. 174–175; Рашковская, Ш. С. Преступления против правосудия. Учебное пособие / Ш. С. Рашковская. — М., 1978. — С. 56. — Здесь и далее примеч. авт.

2 Барков, А. Уголовно­правовая оценка принуждения лица к участию в преступной деятельности / А. Барков // Судовы веснiк. — 2002. — № 3. — С. 27–28.

Источник: https://profmedia.by/pub/bnp/art/detail.php?ID=35942

Правовая помощь
Добавить комментарий